«Его стихов пленительная сладость…»

Виктор БОЧЕНКОВ
21.08.2020 12:24
В гостях у Жуковского в Мишенском.

    Фундамент барского дома помещика Афанасия Бунина теперь обозначен ровной площадкой, выложенной плитами. О нём напоминает каменная стела с памятной доской. Надпись гласит, что здесь родился и жил Василий Андреевич Жуковский… Село Мишенское раскинулось недалеко от усадьбы, которая располагалась немного в стороне и была отделена прудами. Мишенское происходит от слова «мишень». В свое время в здешнем овраге солдаты из белевского полка обучались стрельбе. Сейчас это Тульская область. Мне случилось побывать здесь в рамках празднования 500-летия Тульского Кремля и Большой Засечной черты в начале августа. Поездку организовало министерство культуры Тульской области, комитеты по печати и массовым коммуникациям и по развитию туризма.

   Родовое гнездо

    Жуковский не избежал учителя-иностранца, как Митрофанушка и Гринёв. Потом было Главное народное училище, откуда будущего поэта исключили как совершенно неспособного, были уроки в тульском доме сводной сестры Варвары Афанасьевны Юшковой вместе с ее дочерьми Авдотьей Елагиной и Анной Зонтаг. В 1797-м Жуковский поступил в Москве в Благородный университетский пансион, где провел три года и всерьез приобщился к литературному творчеству, пытаясь сочинять торжественные оды на случай. Здесь у него выработалась привычка вставать в пять утра, и он ее сохранил до конца жизни. Покинув пансион, Жуковский ищет свой путь служения русской словесности. Поприще его определилось.

    С середины 1860-х годов поместьем никто не управлял. В Мишенское изредка приезжали дети племянницы Жуковского Авдотьи Петровны Елагиной, которая, выйдя замуж, взяла фамилию Киреевская. Она – мать братьев Петра и Василия Киреевских.

   Упадок и возрождение

    Поместье досталась Анне Петровне Зонтаг. Внучка Афанасия Ивановича Бунина - владельца усадьбы, отца Жуковского, она стала последней ее владелицей. Надо пару слов сказать и о ней, поскольку имя это не затерялось в русской литературе: помимо воспоминаний о детских годах Жуковского ей принадлежат рассказы и сказки, Анна Зонтаг стала наряду с Александрой Ишимовой ведущей детской писательницей середины XIX века. Даже в наши дни переиздавалась ее «Священная история для детей, выбранная из Ветхого и Нового Завета»…

    Муж Зонтаг прикинул, что не потянет хозяйство, и разобрал двухэтажную усадьбу до основания. В 1842 году из оставшихся бревен сложили одноэтажный дом. Он просуществовал до 1917 года, пребывая в запустении. Потом его использовали как детский лагерь, куда на время привозили ребятишек для поправки здоровья и отдыха. А в годы войны он был разрушен.

    В 1960-е годы здесь построили клуб. Людей тогда на селе было много, да и память о Жуковском не утратилась. В клубе отвели небольшую комнату, посвященную творчеству поэта. Тут висели на стенах рисунки на картоне, был его портрет. В актовом зале проходили мероприятия, когда требовалось собрать вместе много людей, а также вошедшие в моду дискотеки. Гармошка ушла в прошлое…

    Клуб тоже запустел в 1990-е, стоял без окон, без дверей. Только два года назад после ремонта в нем открылся сельский культурно-образовательный центр, заработали мастер-классы с традиционными для русской усадьбы занятиями: кружевоплетение, прялочное мастерство. Он стал структурным подразделением Белевского районного центра развития культуры и туризма. В планах – дальнейшее благоустройство места. Там, где некогда стояла церковь, можно возвести хотя бы часовню, воссоздать оранжерею (Бунины выращивали у себя абрикосы и лимоны), реконструировать домик Сальхи – матери поэта, пленной турчанки, которую подарили Афанасию Бунину. Наконец, привести в должный порядок семейное захоронение Буниных, где обрели покой и сам Афанасий Иванович, и его супруга, и Зонтаг. Возрожденное Мишенское – достойное место для экскурсий, школьного туризма.

   Зачем нужны поэты?

    Дома открываю сборник критических статей Жуковского, он ведь писал не только стихи.

    «Поэзия... не есть ни приобретение какой-нибудь новой, логически обработанной идеи, ни возбуждение нравственного чувства, ни его утверждение положительным правилом; нет! – это есть тайное, всеобъемлющее, глубокое действие откровенной красоты, которая всю душу охватывает и в ней оставляет следы неизгладимые, благотворные или разрушительные, смотря по свойству художественного произведения, или, вернее, смотря по духу самого художника. Творец вложил свой дух в творение: поэт, его посланник, ищет, находит и открывает другим повсеместное присутствие духа Божия. Таков истинный смысл его призвания, его великого дара, который в то же время есть страшное искушение...»

    Статья называется «О поэте и современном его значении». 1848 год.

    Служить красоте, нет – Красоте. С большой буквы. Как проявлению духа Божия, вести к ней других… Уже одно это - достойная цель жизни. Разве не так?..

Фото: Виктор БОЧЕНКОВ.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика