Когда цветёт папоротник

Наталья ЛУГОВАЯ
20.03.2020 11:49
Как жить, почти не видя мир? «По слуху и ощущениям», – говорит наша героиня.

KgFKLjx9pkY.jpg

    Ульяна Кузьминская похожа на огонь: и в своих самозабвенных танцах, и в ритме жизни. Своя студия трайбла, занятия танцами с мамами и детками в студии «Многомама», основы йоги и фитнеса… Ничего удивительного, если не знать, что Ульяна почти не видит. «Остаточное зрение – 10 %», – сухо определяют врачи.

   Огни большого города

    Изначально привыкнув к обычной жизни и самостоятельности, Ульяна и сейчас передвигается по городу сама. Часто без трости – ею она пользуется тогда, когда требуется освоить новую местность, новый путь передвижения.

    Сложнее и страшнее всего, говорит она, переходить дорогу. Вечером Ульяна ещё может увидеть свет фар движущейся машины. А вот при свете солнца – сложнее.

    – Делаю вид, что разговариваю по телефону, а сама жду, когда кто-то подойдёт, – поясняет она. – Или ориентируюсь на слух: он у меня обострённый. Я вообще живу по ощущениям.

    Родилась Ульяна в Калуге, а выросла в Житомирской области, на Украине. Зрение стало падать уже в детстве. Причину врачи не нашли: предполагали родовую травму, ссылались на жизнь в поражённом чернобыльской радиацией районе. Как бы там ни было, уже лет с двух она носила очки, потом линзы… Инвалидность ей поставили в 14, а в 21 год после резкого ухудшения зрения и обнаружения глаукомы дали вторую группу. Сегодня у неё уже первая.

    При этом Ульяна не знакома с азбукой Брайля, никогда не обучалась в специализированном интернате в окружении слабовидящих людей: по решению мамы она училась в обычной школе.

    – Я ничего не видела на доске даже с первой парты, – вспоминает Ульяна. – Все задания и контрольные мне крупно писали на листочках.

    Отношение окружающих детей к слабовидящей девочке тоже бывало разным.
   
    – Морально было очень тяжело, много унижений, – скупо вспоминает Ульяна. – Но я это уже… отодвинула. Не вспоминаю. Я всегда спасалась творчеством. Писала стихи, сценарии. Но главное – танцы.

   Спасение творчеством

    – Когда мне было девять, мама отвела меня в танцевальную студию, – рассказывает Ульяна. – Не приняли. Сказали, что данных нет, не гибкая, ещё и с таким зрением… Я, конечно, расстроилась. Но мама, которая воспитывала меня одна и работала по вечерам, сказала: вот тебе магнитофон, вот тебе зеркало, вот тебе клип. И я стала учиться танцевать. Сама.

    Через полгода на школьной дискотеке к Ульяне подошли подружки: «Ты так классно танцуешь! Научи нас». Вскоре четыре девочки исполнили поставленный танец на школьном мероприятии, на них сразу же обратили внимание – и танцевальная группа «Астра» стала постоянной участницей школьных концертов. Затем начали выстраиваться целые программы: Ульяна сама писала сценарии, выступала ведущей, проводила со зрителями конкурсы, пока остальные девочки готовились к следующему танцу… Костюмы шили тоже сами из подручных средств – в этом активно помогала мама Ульяны.

    Через два-три года, когда у группы уже был свой репертуар, девочка отправилась на поиски других сценических площадок. Её целеустремлённость настолько обезоруживала взрослых, что отказать не решались, а потом уже и сами начали приглашать на различные городские меропрятия. Так что свою первую зарплату Ульяна получила в 13 лет.

    Затем было поступление в училище культуры на разные направления, поступление на бюджет в несколько вузов – кстати, без использования льготы по инвалидности. После окончания Киевского университета культуры Ульяна получила специальность «режиссёр эстрады, преподаватель сценических дисциплин». При этом девушка успевала работать. Помимо собственной студии занималась с инвалидами-колясочниками, со слабовидящими и слабослышащими детьми, изучила жестовый язык и жестовое пение... Ставила танцы, выезжала на фестивали и соревнования и гордилась наградами, которые неизменно завоёвывали её подопечные. А еще танцевала трайбл – это ее любимое направление в хореографии.

   Адаптируйтесь

    В Калугу Ульяна с мужем, сыном и дочкой переехала в 2013-м.

    – Ещё до переезда я знала, чем буду заниматься, – говорит она. – Я была первой, кто создал студию трайбла в Житомире. В Калуге этого направления ещё не было. Оставалось лишь найти музыкантов-единомышленников…

    Калужская студия трайбла, созданная Ульяной Кузьминской, называется «Fern Flower» – «Цветок папоротника». И вот уже третий год Ульяна проводит самый настоящий международный фестиваль трайбла в Калуге, всегда выбирая для него оригинальную тематику для танцев. В прошлом году он проходил в ТЮЗе и был посвящён космосу. Её не раз приглашали работать на полную ставку, но Ульяна всегда отказывалась.

    – Мне мало одного места, наверное, я такой вольный художник, – соглашается она. – Мне хочется заниматься сразу многим.

    И у неё это действительно получается. В Калуге почти освоилась, хотя даже при её самостоятельности и умении ориентироваться неприятные ситуации возникают часто.

    – Я приучила себя говорить: «Я плохо вижу, помогите мне, пожалуйста», – с запинкой рассказывает Ульяна. – Но всё равно часто слышу: «Очки надо носить», «Сама не видишь, что ли!» Или начинают выяснять, неужто ничего сделать нельзя. К сожалению, нельзя. Врачи сказали – адаптируйся.

    Ульяна адаптируется. Готовит очередной международный фестиваль, ставит новый танец, строит новые планы. И очень мечтает поработать с людьми, для которых танцы – это что-то недостижимое: с незрячими или слабослышащими детьми, со взрослыми колясочниками. Тем более что у неё за спиной большой опыт такой работы и множество побед.

Фото: архив Ульяны КУЗЬМИНСКОЙ.

Важно

Трайбл (англ. tribal, tribe — племенной, племя) — современный стиль танца, основанный на сочетании элементов фольклорных танцев Северной Африки, Ближнего Востока, Индии и фламенко.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика