За гранью возможного

Олег ЦАПЕНКО
09.04.2021 15:11
57 минут в ледяной воде Баренцева моря.

Удивительный человек проживает в Воротынске. Владимир Чернявский - выпускник Армавирского высшего военно-авиационного Краснознаменного училища летчиков противовоздушной обороны. 21 сентября 1989 года при пилотировании самолета Су-27 над Баренцевым морем столкнулся в воздухе со своим ведущим и был вынужден катапультироваться...

Столкновение в воздухе

В тот пасмурный день звено истребителей Су-27 под руководством командира полка взлетело с аэродрома Рогачево, расположенного на Новой Земле. Предстоял учебный воздушный бой. Ведущим пары, в которую входил Владимир Чернявский, был заместитель командира эскадрильи майор Сергей Несынов.

Су-27 - многоцелевой всепогодный сверхзвуковой тяжелый истребитель четвертого поколения, разработанный в ОКБ Сухого и предназначенный для завоевания господства в воздухе. Этот универсальный воздушный боец позволяет многое делать в воздухе за счет высокой энерговооруженности без инертности и вялости, присущей другим самолетам.

Перед вылетом все летчики были экипированы в ВМСК (высотный морской спасательный комплект), в состав которого входит высотный компенсирующий костюм, поплавки авиационного спасательного пояса, противоперегрузочный костюм, теплозащитный комбинезон – общий вес почти 13 кг. Комплект предназначен для использования при полетах над сушей и морем на больших и малых высотах и оснащен автоматическими клапанами сброса КСА, обеспечивающими его герметичность при попадании в воду.

Но тут с залива Рогачева на взлетную полосу опустился густой туман. Руководитель полетов дал команду - «отбой». Экипажи прибыли в высотный домик, сняли защитные комплекты. Через какое-то время поступило разрешение на взлет. Летчики не стали облачатся в ВМСК, а как были в летних комбинезонах, так и сели в кабины самолетов. Планировали быстро провести учебный бой, пока позволяла погода.

После взлета самолеты, пилотируемые опытными летчиками, пробили облачность, набрали высоту и приступили к выполнению учебного задания, стараясь не улетать далеко от береговой линии. В этом учебном бою летчики показывали все, чему научились за годы тренировок.

Столкновение случилось на высоте примерно 5000 метров. Вариометр «зашкалило» на левом скольжении. Капитан Чернявский понял: самолет не спасти. Парашют раскрылся практически мгновенно. Придя в себя, пилот увидел, что висит под куполом. Нижний край облачности был примерно 300 метров, и когда капитан Чернявский вывалился из-за облаков, внизу было кипящее неспокойное Баренцево море. Войдя с головой в холодную воду, он вынырнул и оказался в ледяной стихии.

Студеное море

Море встретило его негостеприимно и как кипятком обожгло холодной водой. Заправив наполненные газом поплавки АСП-74 под руки, чтобы они не мешали, летчик продолжал действовать.

Пока он сражался с волнами и холодом, прилетел вертолет ПСС, снизился и сбросил рядом на тросе спасательное кресло. С трудом усевшись на него в воде, Владимир махнул рукой - «Поднимайте!» Трос натянулся и начал вытаскивать летчика из воды. Но одна стропа зацепилась за плечо, ее не было видно за намокшим воротником. Весь парашют, наполненный огромным количеством морской воды, тоже начал выходить из воды. На высоте нескольких метров произошло страшное - измученный летчик не удержался, тяжесть подвесной системы вырвала его из спасательного кресла, и капитан Чернявский вновь погрузился в свинцовые воды Баренцева моря.

Вертолет повторно стал подходить к находящемуся в воде летчику. Сообразительный бортовой техник толкнул ногой от себя висевшего на тросе лебедки капитана Чернявского, и на обратном ходе он, как маятник, залетел в грузовую кабину вертолета.

Вторая жизнь

57 минут находиться в ледяной воде и не погибнуть от переохлаждения – это сродни подвигу.

Прилетели в госпиталь, расположенный на Новой Земле, где была приготовлена реанимационная палата, сформированы бригады врачей и все, от лаборанта до начальника госпиталя, находились в готовности, чтобы оказать пострадавшим экстренную медицинскую помощь.

- Я пришел в себя вновь уже в вертолете, - вспоминал впоследствии капитан Чернявский, - с меня борттехник стянул мокрый комбинезон. Я залез в мешок, сшитый из собачьих шкур. Тут мне заботливый борттехник протянул кружку со спиртом. «Земля разрешила, пей, не сомневайся», - прокричал он. Я выпил спирт, как воду, не чувствуя ни вкуса, ни запаха. Тут уж я обратил внимание на торчащую из второго мешка голову такого же, как и я, горемыки. Это был мой ведущий майор Сергей Несынов. Так вот с кем я столкнулся в воздухе!

Уже потом Владимиру рассказали: главный терапевт госпиталя очень опасался, что из-за травм, полученных при катапультировании, и переохлаждения он до утра не доживет. Когда сняли кардиограмму, она была похожа на зубья пилы. Ночью у Владимира остановилось сердце, врачи вновь его запустили. Несколько дней капитан Чернявский находился между жизнью и смертью. Молодой организм справился.

Летчик вместе с семьей.jpg В госпитале врачи вернули летчика к жизни. Здесь же он нашел свою любовь – медсестру, которая его выхаживала. Она и стала его супругой.

Потом были высокие комиссии по разбору происшествия, медицинские комиссии, которые чуть не списали его с летной работы. Но это уже другая история.


Фото из архива Владимира ЧЕРНЯВСКОГО и открытых источников.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика