Страна доисторических быков

Виктор Боченков
19.06.2020 16:04
Ее нет на картах, но попасть сюда можно.

5B5A9810.JPGВ Сомалиленде я хотел увидеть наскальные рисунки. Здешнее местечко Лаас Гааль – одна из самых первых в мире картинных галерей. Государство, где она находится до сих пор не признано, тем не менее туристов оно принимает




1. Ящик денег

Немножко истории

Надо коротко пояснить, что такое Сомалиленд. На севере полуострова Сомали, который некогда был с Аравией единой землёй, находится крошечное государство Джибути. Его колониальное название – Французское Сомали. Нынешний Сомалиленд расположен южнее, он именовался Британским Сомали и был английской колонией. Остальная территория со столицей в Могадишо – это Итальянское Сомали. 26 июня 1960 года Британское Сомали провозгласило независимость. Государство просуществовало четыре дня и 1 июля объединилось с Итальянским, так возникла Сомалийская республика. Её флаг, пятиконечная белая звезда на синем фоне, символизировал идею объединения всех территорий, населённых сомалийцами, несмотря на исторические, этнические, клановые различия. Французское Сомали на референдуме в 1958 году высказалось за продолжение отношений с Францией, против присоединения к Сомалийской республике. Некоторые районы, населенные сомалийцами, отошли к Кении и Эфиопии. В сентябре 1960 года были заключены дипломатические отношения между Сомали и СССР.

Советский Союз выделил кредит в 32 миллиона долларов, а в следующем году увеличил его до 55 миллионов. Были надежды, что юная африканская республика пойдёт по социалистическому пути. При непосредственном участии Союза строился сомалийский флот, в 1966 году – порт в городе Бербера. В начале 1970-х здесь руками советских людей была построена едва ли не самая крупная взлетно-посадочная полоса для военной авиации.

Но, как и многие независимые страны Африки, Сомали прошло через диктаторскую власть, затяжную череду гражданских войн и столкновений с соседними странами из-за спорных территорий. Одна из них, на востоке Эфиопии, называется Огаден. В июле 1977 года президент Сомали Сияд Барре ввел туда войска. Благодаря Египту и СССР он располагал прекрасной военной техникой. Диктатор стремился воплотить в жизнь идею «Великого Сомали» и присоединить Огаден. А всё великое, как известно, требует крови. Советский Союз, а с ним Куба и ряд других стран выступили на стороне Эфиопии, оказав ей военную поддержку. В 1978 году Барре разорвал дипломатические отношения с СССР. Две тысячи наших специалистов вынужденно вернулись назад. Советское имущество объявлено было собственностью Сомали.

В 1991 году страна рассыпалась на несколько удельных княжеств. Участились нападения на торговые суда, сомалийские пираты «прославились» на весь мир. Сомалиленд провозгласил независимость и отделился от Сомали. Он до сих пор остается непризнанным и визу можно получить только у соседей, в Эфиопии или Джибути. Право посетить Сомали она не дает.
В Берберу мы поехали на второй день, бывший советский военный городок еще можно узнать. Бордюры вдоль дорожек, отгораживающие газон, двухэтажные дома с плоскими крышами. Всё заброшено. Впрочем, раз на веревке у входа висит белье, значит, кто-то живет. Одинокая коза ходит от дома к дому. На побережье ржавеют бесхозные корабли. Отлив обнажил всю грязь, скопившуюся на дне. Среди выброшенных сюда автомобильных покрышек гуляют длинноногие птицы. Грустный вид. Когда-то в странствиях по Африке здесь остановился Артюр Рембо, но город был тогда совсем другим. О поэте не осталось никакой памяти…

В столице
Столица Сомалиленда называется Харгейса. Центр города. Асфальта на улице нет, только втоптанные в пыль округлые камни – остатки мостовой, утрамбованный булыжник. Никаких бордюров вдоль обочины. Это не советский городок. То и дело наступаешь на раздавленные в лепёшку пластиковые бутылки. Машины движутся медленно, пробка. Мы в центре Харгейсы, а это значит, в самой гуще африканского базара, ибо каждая улица здесь – рынок. Рубашки, груды обуви, арбузы и бананы в обычной строительной тележке, тут же продают сотовые телефоны, разноцветные резиновые мячи, выкрашенные ядовито-броской краской, бутылки с кока-колой, фантой, обычной водой. Прилавок, если есть, сделан собственными руками: доски, планочки, фанера. Африка использует всё, что ещё способно на что-то сгодиться.… Город кишит. Движется. Работает. Торгует. Покупает.

Живёт.

Деньги можно поменять только на улице. У уличных менял они лежат пачками, перетянутые резинкой, заранее подсчитанные, на деревянных поддонах для вилочного погрузчика. Деньги тут – целыми штабелями. 7700 сомалилендских шиллингов за один доллар. Поменял 150 долларов, и ты миллионер. На пятитысячной зеленой банкноте изображены верблюды и козы. Штабель кое-где обтягивают мелкой веревочной сеткой, дабы не было соблазна украсть. Наверху лежит калькулятор. Надо – считай. Куча денег, а меняла – босой.
Хочу вспомнить один эпизод, который меня поразил. О наскальной картинной галерее расскажу чуть позже.

Мы с приятелем зашли в книжную лавку. На корешках всюду петляла арабская вязь. Продавец что-то спросил на английском, но с соседней мечети раздался и завис над городом протяжный призыв к молитве. И сам торговец, и другие люди с улицы потянулись к мечети. Оставшись одни, мы вышли. Улица была совершенно пустой. Перед нами на тележке стоял ящик денег, похожий на кроличью клетку. Меняла ушел на молитву по первому звуку, прозвучавшему с минарета, оставив ящик там, где застал его призыв.

Возвращаясь в гостиницу, я думал, что человека определяет умение выбирать между временным и вечным, отдавать, перешагнуть через себя ради идеи. Хотя, наверно, у каждого свой ответ на этот вроде бы простой вопрос.

Продолжение будет!

Фото автора.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика