Столица дружбы и тепла

Ольга СМЫКОВА
21.06.2019 14:35
Так называли советский Ташкент. А какова там жизнь сегодня?

    Четыре года прошло с тех пор как наша семья переехала жить из Ташкента в Калугу. За это время в Узбекистане сменился президент, и исходя из информации, которая наконец-то стала просачиваться через федеральные СМИ, можно сказать, что жизнь в бывшей советской республике начала кардинально меняться.

    И вот волею судьбы мне пришлось срочно лететь на родину…

   Система «Светофор»

    Первый вопрос, которым задается отправляющийся в Узбекистан его бывший житель: гражданином какого государства тебя там будут считать? Проштудировав законодательство, посоветовавшись с юристами и опытными путешественниками, я пришла к выводу, что являюсь обладателем двух гражданств (не путать с двойным). То есть Российская Федерация признает меня исключительно россиянкой, а Узбекистан, до тех пор пока меня не лишил своим указом права называться узбекистанкой президент, соответственно гражданкой своей страны.

    А значит, лететь на родину предстояло по двум паспортам (именно так рекомендуют юристы обеих консульств). В народе эта система называется «светофор», то есть на территории России пользуешься российским паспортом, а в Узбекистане соответственно – узбекским.

    Памятуя, что еще пять-шесть лет назад на узбекской границе трясли всех и каждого, вызывавшего хоть какое-то подозрение (а несоответствие печатей влета и вылета в паспорте весьма подозрительно, на мой взгляд), то поджилки трястись у меня начали загодя. И пока я не предъявила узбекскому пограничнику зеленый паспорт, а он в ответ кроме «добро пожаловать» ничего не сказал и не спросил, невроз меня не отпускал. И вот, беспрепятственно шагнув на родную землю и приятно удивившись, я стала ждать новых чудес.

   Со знаком «плюс»

    И они не заставили себя ждать. Прежде всего потому, что систему контроля и досмотра мы и не проходили. В прежние времена путь от трапа самолета до выхода из аэропорта занимал добрые пару часов, потому что таможенники досконально изучали всех и каждого. Тут же я уже через полчаса после посадки ехала в такси по знакомым улочкам (надо сказать, что ташкентский аэропорт находится в самом центре столицы). Как бывший абориген, таксомотор от самого аэропорта я брать не стала, зная, что бомбилы запросят слишком дорого, а прошла метров сто и уехала, в два раза меньше. Правда, по городским меркам пришлось все равно заплатить дорого - 20 000 сумов (200 рублей на наши).

    Таксист, узнав, что я четыре года не была на родине, стал с упоением рассказывать о том, как изменилась жизнь в Узбекистане с приходом к власти нового президента. Во-первых, Ташкент возродил строительство метро, замороженное лет 15-20 назад, тогда даже организация Ташметрострой прекратила свое существование. И правда, в городе идет активное строительство наземной линии метрополитена. Она должна будет, как большое кольцо, охватить весь город и связать между собой все районы.

    Помимо метро в городе активно ведется жилищное строительство. То тут то там как грибы после дождя возникают микрорайоны-новостройки. В стране появляется и укрепляется такое понятие, как ипотека. Цены на жилье в новостройках сравнительно небольшие, примерно 15 тысяч долларов, цена почти такая же, как за вторичку, но преимущества новостройки в том, что при покупке квартиры в ней иногородние получают право на заветную ташкентскую прописку. Да-да, Ташкент до сих пор является весьма закрытым городом и прописаться иногороднему, а тем более иностранцу, постоянно в нем - задача не из легких. Точно так же до недавнего времени обстояли дела с получением узбекского гражданства. Некоторые люди, приехавшие в Узбекистан после 1991 года, то есть после объявления независимости, и прожившие в республике более 20 лет, только года два назад стали обладателями зеленых паспортов.

    Вернемся к созиданию. Помимо жилых кварталов в городе строятся сетевые гипермаркеты, торгово-развлекательные центры и парки, есть у ташкентцев теперь свое «Сноу-шоу» - аттракцион, где на санках и на лыжах можно покататься в любую погоду, аквапарков в городе, как и за его пределами, не счесть.

    В столице ( в регионах дела обстоят несколько хуже) появились банкоматы, где можно снять наличные деньги. Словом, в стране большой акцент делают на привлечение туристов. Именно с этой целью два года назад наконец была введена конвертация валюты, что, правда, привело к росту доллара и резкому скачку цен на все.

   Без изменений

    А вот что не изменилось совсем в Узбекистане, так это сумасшедшая инфляция. Признаться, я уже отвыкла от цен в сотни тысяч. К примеру, буханка белого хлеба здесь стоит 1200 сумов (12 руб.) литр молока - 5000 (50 руб.), килограмм мяса - 50 тысяч (500 руб). И это на базаре, в гипермаркетах цены в разы выше. В целом цены на продукты, и это признают сами узбекистанцы, у них такие же, как в России, а на некоторые виды товаров гораздо выше, при том что зарплаты в Узбекистане за минувшие четыре года особо не выросли. Средняя зарплата на предприятии составляет 1,5 миллиона сумов, это 15 тысяч в пересчете на рубли. Учителя, врачи, пенсионеры не получают даже миллиона, ну разве что за редким исключением. На некоторых предприятиях, правда, платить наконец-то стали без задержки по 6-8 месяцев, и это огромный плюс.

    Ну и, конечно же, никуда не исчез черный рынок валюты. Еще два года назад в Узбекистане купить или продать доллары, рубли, евро можно было только у менял. Обитали они тогда, как и сейчас, практически на каждом вещевом рынке, при том что незаконные валютные операции в Узбекистане запрещены законом и получить наказание за них можно от штрафа до реального срока. И вот, когда с наступлением конвертации по всему городу были установлены обменники, оказалось, что в них достаточно выгодно менять на сумы только доллары. С рублями же беда, при официальном курсе 135 сумов за рубль банки принимают российскую валюту по 80, тогда как менялы на рынке за каждый рубль дают по 120 сумов и процветают, как и прежде.

Поделиться публикацией