Рожденные должниками

Ольга СМЫКОВА
09.11.2018 10:05
Из-за несовершенства законодательства дети-сироты всё больше обрастают долгами по ЖКХ

Когда люди решаются взять в семью приемного ребенка, они понимают, что впереди их ждет нелегкий путь. Это и адаптация сына или дочки в новой семье, и его социализация. Знают, что им придется формировать новые привычки, режим, подстраиваться под характер друг друга. И мало кто подозревает, что вместе с ребенком приемные мама и папа или опекуны получают «в нагрузку» коммунальные долги за бывших родителей. И суммы в платежках подчас исчисляются даже не десятками тысяч. В последнее время подобных историй стало гораздо больше. Почему происходит именно так, расскажем вам на примере двух ребят.

Женя

За свою пока еще недолгую жизнь 12-летняя Женя из Обнинска успела пережить немало. Папы она с рождения не видела, мамы не стало год назад, когда девочке и 11 не было. Зато при жизни покойной Женя знала слишком хорошо, почем фунт лиха. Жили они с мамой в коммуналке, в которой гости и застолья были вещью более обыденной, чем зубная паста или пижама. Ночевать ребенку порой приходилось у соседей, на улице, а последний год все чаще у крестной, лишь бы не видеть того, что творится дома.
И вот мамы не стало, подростка с нелегкой судьбой и сложным характером взяла семья Хоменко из Малоярославца. Взяла, как оказалось, не просто так, а «с доплатой», которую необходимо заплатить управляющей компании за долги по ЖКХ, накопленные покойной мамой Жени. 
– После смерти мамы Женя должна была получить в наследство комнату в коммуналке. Но все оказалось не так просто. Оказывается, покойная незадолго до смерти зарегистрировала брак с выходцем из Средней Азии, и поскольку завещания на комнату не было, гражданин вступил в наследство наравне с нашей девочкой. Вступил и исчез. Когда мы пришли оформлять Женину долю, оказалось, что общая сумма долга по ЖКХ за эту комнату составляет почти 250 тысяч рублей. И выплатить ее должна наша несовершеннолетняя Женя, – рассказывает опекун Евгении Таисия Хоменко.
Для них это все было как снег на голову. Оказывается, покойная мать «зарабатывала» тем, что регистрировала в квартире иностранцев. И в какой-то момент в комнатушке было зарегистрировано 27 человек. Приборы учета в квартире хотя и есть, но отдельных лицевых счетов выделено не было, два других собственника коммуналки платили «по чуть-чуть за себя». В итоге долг с учетом прироста «населения» в квартире копился как снежный ком.
– Нас нашла управляющая компания сама. Неизвестно, каким образом к ним поступила информация, что у ребенка теперь есть опекуны, а значит, можно попробовать получить деньги. УК «ПИК Комфорт» подала на Женю в суд, который постановил, что мы, опекуны, обязаны погасить долги, перешедшие девочке по наследству вместе с долей в комнате. На все наши обращения и устные, и письменные в УК, в энергоресурсные компании о том, что комната принадлежит двум собственникам и второй из них взрослый мужчина и почему не спрашивали долги с покойной, нам отвечают, тогда толку не было, а сейчас – кого нашли, с того и спрашиваем, – рассказывает Таисия Анатольевна.
Устав бороться с коммунальщиками в одиночку, Хоменко обратились в органы опеки и в прокуратуру, где очень заинтересовались этим делом. Только с их помощью опекуны надеются добиться справедливости. Они согласны, что как наследница Женя должна оплачивать свою долю платежей, но только с момента вступления в право собственности. А вот чужие долги, хоть и полученные в наследство вместе с долей, намерены оспорить. Только дело это очень нелегкое.
Кстати, сейчас, по прошествии года после смерти биологической матери, Женя стала, если так можно сказать, оживать. Учится в гимназии Малоярославца на 4 и 5, помогает новой маме по дому, стильно одевается и окруженная любовью в новой семье старается забыть о своем невеселом детстве. В финансовые проблемы Таисия девочку не посвящает, они с мужем стараются решить все сами, не нагружая дочку лишними вопросами. И надеются, что закон все же восторжествует.

Рома

В трехлетнем возрасте Ирина Тихонова из Калуги взяла под опеку Ромку. Он попал в дом малютки при живой матери, которую лишили родительских прав. Шло время, Рома рос в приемной семье, биологическая мать знать о себе не давала. Но однажды объявилась совсем неожиданно. И даже не сама, а в виде неоплаченных счетов за коммуналку. И если в истории, описанной выше, коммунальщики еще ссылаются на то, что девочка вступила в право наследства и должна платить исходя из этого, то в данной истории никакого права и быть не может. Поскольку комната в коммуналке, где зарегистрирован Роман, не приватизирована и, более того, выгорела в 2013 году. Жить в ней нельзя. А вот сняться с регистрации органы соцзащиты и городское управление ЖКХ не рекомендует, поскольку тогда парень потеряет очередь на квартиру. 
– О том, что у Ромы возникли какие-то долги, мы узнали, когда арестовали его счета, на которые органы соцзащиты перечисляли положенные ему по закону средства для компенсации за аренду жилья. Сегодня моему сыну, а он именно мой, уже 21 год. Он проживает самостоятельно. К бывшей семье никакого отношения не имеет. И вдруг на тебе – должен оплатить по солидарному принципу коммунальные платежи, накопившиеся за все то время, что он там не жил. Он был временно зарегистрирован у меня в квартире, и соответственно всю коммуналку, как положено, здесь оплачивала я, – рассказывает Ирина Тихонова.
На все попытки привлечь к ответственности за коммунальные долги нерадивую мамашу, бросившую ребенка 18 лет назад, последняя откровенно отвечает, что специально работает «в серую», чтобы юридически ее найти не смогли. Управляющая компания же, как и в случае с Женей из Обнинска, выписала счет тому, кто оказался доступным, – Роману.
– «Калугаэнерго» и «Газпром межрегионгаз» пошли нам навстречу, разобрались в ситуации и пересчитали задолженность. Учли и то время, с которого квартира признана непригодной для жилья. А вот управляющая компания ничего слышать не хочет. Суд выиграли, счета арестовали. А кто виноват, кто прав, им дела нет, – говорит Ирина.

И эти две истории – только песчинки в море бюрократизма и законодательного бездушия. Дети-сироты уже в самом начале своего жизненного пути встают на тропу испытаний. Кому-то везет, и они попадают в любящую семью. А кто-то так и остается до совершеннолетия в казенных стенах детского дома. Но если у ребенка-сироты, тут уж даже, наверное, уместнее сказать не дай бог, есть какая-никакая собственность, то к своему совершеннолетию он подчас становится обладателем миллионных счетов. К сожалению, неоплаченных. И несмотря на то что рос в другой семье или в детском доме, несет солидарную ответственность за долги биологических родителей, которые его бросили на произвол судьбы. Справедливо ли это? По-моему, ответ очевиден.

О том, как ситуацию пытаются урегулировать в регионе, рассказывают специалисты, работающие с ребятами-сиротами и приемными семьями.

Галина Гераскина, главный специалист отдела по охране прав несовершеннолетних, недееспособных и патронажу г. Калуги:
– Первые заявления подобного плана к нам стали поступать года 4 назад, когда в силу изменения жилищного законодательства управляющим компаниям упростили процедуру взыскания долгов через мировой суд. Тогда и стали попадать под раздачу наши подопечные по принципу солидарности*. В Калуге на данный момент более 10 таких случаев. Обращаемся к уполномоченным по правам человека и по правам ребенка, в прокуратуру, чтобы хоть как-то выправить ситуацию. А тем, кто берет ребят с подобным бременем, даем рекомендации уведомить УК, что ребенок проживает по другому адресу, а если жилье муниципальное, то устанавливать счетчики. Ну, и конечно, оплачивать, если ребенок вступил в право собственности. По-другому, увы, никак. А вот что делать с накопленными бывшими или умершими родителями долгами, не знаем. В Москве администрация города взяла эту проблему на себя, но в регионах таких средств у муниципалитетов нет. Поэтому нужно менять законодательство на федеральном уровне, чтобы вывести сирот из-под удара. Иначе на усыновление и опеку будут решаться все сложнее. Ведь, получается, берешь не только ребенка, но и долги его биологических родителей на себя.

Антонина Белкина, председатель региональной общественной организации «Материнское сердце»:
– Таких случаев по региону, к сожалению, немало. Когда усыновители стали обращаться к нам с такой проблемой все чаще, мы решили провести очередное заседание областного совета приемных родителей на тему «Долги в наследство». И, как оказалось, ситуации у многих похожи. Приемные родители очень взволнованы, ведь у некоторых в семьях не один приемный ребенок, а несколько. И у каждого за плечами своя история. Еще в 2015 году наши парламентарии в Госдуме обещали решить данный вопрос, но, к сожалению, время идет, а проблема не решена до сих пор. Она решается точечно, на местах. Так, в свое время в Спас-Деменске управляющая компания пошла навстречу приемным родителям и списала долги с одного ребенка, кому-то пересчитывают ресурсоснабжающие организации, кто-то выигрывает суды. Но единого закона, который бы гарантировал, что ребенок, выросший в приемной семье, в момент своего совершеннолетия не получит подарка в виде долгов за коммуналку от биологических или покойных родителей, увы, нет.

*принцип солидарности – в Жилищном кодексе РФ указано, что бывший член семьи собственника, пользующийся жилым помещением, имеет права, несет солидарную с собственником ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования данным жилым помещением.

В номере статья была опубликована под заголовком "Сирота с ярмом на шее"

Важно

К сожалению, ситуация с долгами за коммунальные платежи одинаково печальная практически во всех регионах. Только в Москве и Татарстане коммунальные долги детей, воспитывающихся у опекунов и в детских домах, оплачивают муниципалитеты. Такую повинность на них возложили за отсутствие должной работы с неплательщиками.

Нет комментариев

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий
Поле имя обязательно для заполнения Поле сообщение обязательно для заполнения Не подтверждено согласие
Ваш комментарий добавлен
Поделиться публикацией