Редкое имя, уникальная судьба

21.02.2020 10:22
Мы начинаем новую рубрику, где будем рассказывать о замечательных людях, которые трудятся и живут в Калуге, внося свой личный и особый вклад в развитие областного центра.

    Возможно, не все они знамениты или известны многим. Но каждый из них – уникален.

Фото папа2.jpg
    Сегодня о таком человеке, своем отце Револьде Абрамовиче Токаре, рассказывает его дочь калужанка Евгения Кирина.

   Помог выживать спорт

    20 февраля папе исполнилось 90 лет. Я считаю, что у каждого человека из его поколения своя уникальная история. И жизнь всех этих людей, прошедшая в такой сложный исторический период, достойна внимания. Он родился в Харькове в еврейской семье. Его мама была членом коммунистической партии с 1927 года, отец – с 1926. В партию вступали по зову сердца, искренне веря в идеалы революции. Когда папа родился, родители выбирали ему имя из справочника революционных имен. Имя Револьд обозначает «Революция и воля». Такое имя я встречала в своей жизни еще два раза.

    Бабушка окончила университет в Харькове и стала научным сотрудником центрального архива Октябрьской революции УССР, а о дедушке мы с папой знаем очень мало. Он был руководителем совхоза при НКВД, где первый раз его осудили за превышение власти. Впоследствии – начальник участка Волгостроя, строил Рыбинское водохранилище, там был осужден повторно и в 1938-м году расстрелян по решению «тройки». Бабушка только во время «оттепели» в 1960 году получила соответствующую справку о его полной реабилитации за отсутствием состава преступления.

    В Харькове моего отца и его маму застало начало Великой Отечественной войны. Бабушке было поручено вывезти архив, и их эвакуировали на Урал в Златоуст. На случай бомбежки бабушка прикрепила 11-летнему сыну табличку со своим именем, чтобы в случае чего его могли найти.

     Папа рассказывал, что в 12 лет уже работал на военном заводе, упаковывал вместе с такими же мальчишками холодное оружие для отправки на фронт. 

    Вспоминал, как их отправляли в колхоз на сбор урожая и однажды разрешили взять домой по мешку огурцов. Но во время отправления поезда он помог одной девочке забраться в вагон, и его мешок с огурцами так и остался на перроне...

    Во время войны он уже активно занимался спортом – фехтованием и волейболом. Позже стал кандидатом в мастера спорта по волейболу и играл в защите в команде мастеров высшей лиги. Он считает, что спорт помог ему выжить, формируя волю и характер. Кроме того, спортсменам выдавали форму. Так, он и ходил в спортивных прорезиненных тапочках в школу, а потом и в институт. Осенью 1944 года после освобождения Харькова папа и бабушка вернулись домой. И хотя бабушка не была участником боевых действий, за сохранность государственного архива она была награждена медалью «За победу над Германией».

   От «турбинки» до «Турбокона»

    После окончания школы папа поступил в Харьковский авиационный институт, один из лучших в стране. Но после второго курса его вызвали в «первый отдел» и предложили уйти из вуза. В авиационном был высокий уровень секретности, а он сын «врага народа». Он был вынужден перевестись в политехнический и после его окончания по распределению в 1954 году попал в Калугу на турбинный завод. «Турбинка» тогда только начинала работать. Отработав на ней три года, вернулся в Харьков. Потом судьба забросила его в Якутию, где вечная мерзлота. Именно там отец познакомился с моей мамой – Людмилой Николаевной. Мама отправилась работать в Сибирь простым участковым врачом в тайгу, на самый тяжелый участок. Окончила она Оренбургский медицинский институт с красным дипломом и она считала, что должна быть там, где нужнее всего. В Калугу они вернулись уже вместе в 1965 году. Отец снова на завод, а мама в 3-ю городскую больницу. Со временем стала заведующей гинекологическим отделением в Калужском родильном доме.

    На «турбинке» отца уже знали, там у него было много друзей. И было огромное желание работать. Тогда от «турбинки» «отпочковался» моторостроительный завод, и отец стал ведущим конструктором. С этим предприятием и была связана его трудовая биография до 90-х годов, когда приходилось, уже в силу объективных причин, браться за любую работу.

    А потом папа пришел на «Турбокон». Его организовал профессор Владимир Федоров, а потом возглавил профессор Олег Мильман. Это уникальное научно-производственное внедренческое предприятие занимается исследованиями и опытно-конструкторскими работами в области энергетики. Ему понадобился конструктор, папу пригласили, и с 2000 года он семь лет успешно отработал главным конструктором. При его участии было запатентовано несколько изобретений. А на пенсию фактически ушел только в 2016 году в возрасте 86 лет!

   Никогда не хотел уехать

    Папа никогда не вступал в коммунистическую партию в противоположность своей маме. Может, отчасти поэтому в советское время в своей карьере он достиг некоего предела. Он хорошо знал свою работу, стал высококлассным специалистом. Заводы в то время давали жилье, мы тоже получили квартиру.

    Всю жизнь он продолжал активно заниматься спортом. Играл в волейбол в калужской команде ветеранов аж до 70 лет! И ни разу не пожалел, что живет в Калуге. Он никогда не хотел уехать из страны, хотя в 90-е годы мог бы и в Германию, и в Израиль, и в Америку.

    Уже в зрелом возрасте, если посмотреть на фотографии, он стал похож на артиста Вячеслава Тихонова. Когда в Калуге снимали фильм «Белый Бим Черное ухо», к нему несколько раз подходили на улице и спрашивали, не Тихонов ли он.

   Сейчас отец старается вести активный образ жизни. Год назад старший внук подарил ему абонемент в фитнес-клуб, и он начал заниматься. В спортзале к нему часто подходят и интересуются возрастом.  

    Он старается себя загрузить, чтобы оставаться максимально подвижным. Смотрит спортивные соревнования по телевизору, много читает. Они вместе с женой записаны в библиотеку имени Гоголя. У него светлые мозги.

1.jpg


    Папа всегда очень любил петь. Я воспитывалась на советских песнях. Одна из папиных любимых – «Песня о тревожной молодости». Все наверняка помнят эти строки: «жила бы страна родная, и нету других забот», «пока я дышать умею, я буду идти вперед». Наверное, в этих словах и заключен смысл его жизни, как и всего поколения, к которому он принадлежит.

Фото: архив Евгении КИРИНОЙ.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика