Пятый полигон

Тамара КУЛАКОВА
30.04.2021 10:42
Много лет Валентин ГРИНЧАК помогал ковать ядерный щит СССР.

Уже давно не секрет, что с Байконура запускали не только космонавтов или спутники в научных целях, но и чисто военные ракеты - баллистические ракеты стратегического назначения. Их испытания и запуски были изначальной задачей полигона. Но об этом, как ни странно, даже сегодня мало кто знает.

Как попасть на космодром?

Для этого сначала надо стать моряком! Такой удивительный поворот судьбы произошел с Валентином Гринчаком, который с детства мечтал о морской службе, хотя родился в сухопутной местности, в Тернопольской области на Украине. А море впервые увидел только в седьмом классе - школьники работали в колхозе и заработанных денег им хватило на поездку в Одессу, где наконец можно было полюбоваться на морские дали и искупаться в синих волнах.

Потом он окончил Черноморское высшее военно-морское училище им. П.С. Нахимова (Севастополь), специализировался на корабельном ракетном вооружении. Каждый год курсанты стажировались на кораблях в разных морях СССР, и за грамотность и старание курсант Гринчак особенно приглянулся во время практики под Владивостоком. Оттуда на него и пришел запрос при распределении в 1973 году.

- Мне туда очень не хотелось, - признается Валентин Михайлович. - Маленький поселок, гуляют с колясками красиво одетые жены офицеров, а заняться им совершенно нечем. Глушь среди сопок!

Поэтому он согласился, когда получил другое предложение - ракетный полигон в Казахстане.

Строгая секретность

- Байконур был основан в 1955 г. в разгар холодной войны как полигон для испытаний баллистических ракет - пятый испытательный полигон Министерства обороны. Лишь после полета Гагарина Байконур стал знаменит как космодром, отправляющий людей на орбиту, - рассказывает Валентин Гринчак. - Здесь было много стартовых площадок, две из них - номера 2 и 32 - для запуска космонавтов. Когда заработала станция «Мир», а позже МКС, с этих площадок отправляли грузы. С остальных площадок запускали баллистические ракеты, и по итогам испытаний их ставили на боевое дежурство. В частности, испытывали ракету Р7, позже ставшую базой для создания самых надежных ракет-носителей при космических запусках.

Естественно, соблюдалась строжайшая секретность. Однажды выловили нарушителя - солдата, отправлявшего письмо деду в Белоруссию. Это письмо зачитали утром на построении части:

- … А ракеты мы испытываем такие, что, если упадет тебе в огород, то собирать картошку будешь в Польше!

За потерю бдительности солдат отсидел 5 суток гауптвахты.

Валентин Михайлович тоже как-то чуть не попал на гауптвахту на целых 10 суток за то, что оставил пост. К счастью, вовремя разобрались, что уходил он законно и нарушения с его стороны не было. Наказание отменили.

Служба

Служба на космодроме лейтенанта Гринчака началась с должности инженера расчета. Он отвечал за эксплуатацию лифтов и другого оснащения пусковых установок. Это шахты глубиной более 40 метров, из которых запускались ракеты. Испытывались не только сами ракеты, но и все технологическое оборудование.

Из десятка шахт две были выделены под экспериментальное боевое дежурство - там запуски не проводились. В этих шахтах проверяли, в течение какого времени сохраняется боеготовность. Через 15 лет ракеты отправили на завод для исследований и продлили срок эксплуатации, который в общем итоге составил 25 лет.

Потом Валентин Михайлович стал инженером-испытателем, испытывал в том числе комплекс «Воевода», ракету которого американцы называли «Сатаной» - она была черной и несла 10 ядерных боеголовок. Позже стал начальником лаборатории, занимавшейся испытаниями систем прицеливания, отвечавших за точность падения ракет, затем были другие ступеньки роста… Валентин Гринчак закончил военную службу полковником, начальником испытательного управления.

Опасная жизнь ракетчика

Самая страшная катастрофа на Байконуре произошла задолго до приезда Валентина Михайловича.

24 октября 1960 г. на площадке 41 планировался первый испытательный полет межконтинентальной баллистической ракеты Р-16. Но за полчаса до пуска ракета загорелась, затем последовал мощный взрыв. Было множество жертв, и среди них главный маршал артиллерии Михаил Неделин. По официальным данным, число погибших составило 74 человека, по неофициальным доходит до 150.

В братской могиле на Байконуре похоронили около полусотни офицеров и солдат. На этом месте посадили парк Памяти ракетчиков, и здесь ежегодно 24 октября проходят митинги с возложением венков.

Данные о катастрофе были засекречены, но за границу они все-таки просочились - публикации там появились уже в декабре. В СССР первое упоминание (в журнале «Огонек») появилось только в 1989 г.

И позже испытания баллистических ракет не всегда проходили гладко, не раз бывали сбои и аварийные ситуации. Но, несмотря на постоянный риск, Валентин Михайлович не считает свою службу на Байконуре какой-то особенной или героической. «Мы просто выполняли свою работу!» - говорит он.

Праздник на Байконуре. Впереди полковник Гринчак..jpg
Вместе с мужем на космодром приехала и Алла Гринчак, работала врачом-лаборантом. Они прожили там 35 лет, вырастили двоих сыновей, которые служили на Байконуре, один из них тоже стал военным.

Полковник Гринчак награжден орденом Почета, имеет звание «Заслуженный специалист Вооруженных сил СССР» и много других наград. Выйдя в отставку, еще несколько лет работал на космодроме начальником управления городского хозяйства. В 2009-м переехал с семьей в Калугу, в микрорайон Байконур. И очень сожалеет, что работы ему не нашлось - минули те времена, когда отставные кадровые военные ценились за исполнительность и трудолюбие.

Скоро 15 мая у него юбилей - 70-летие. Он и сегодня полон сил и энергии, и пожилым человеком его трудно назвать!

Фото из архива В. Гринчака.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика