По совести или по инструкции?

Игорь ФАДЕЕВ
02.09.2020 07:59
Семье Зубаревых управляющая компания выставила неподъёмный счёт за произошедший не по их вине пожар в квартире.

Должны ли коммунальные службы вникать в жизненную ситуацию людей, попавших в беду, или действовать в соответствии с инструкциями? И почему такие инструкции действуют лишь в тех случаях, когда с человека нужно вытрясти последние деньги, а не помочь ему?

    Ирина Зубарева:
    - Доказать сейчас, что пожар произошёл не по нашей вине, практически невозможно. На суды, которые могли бы решить дело в нашу пользу, нет ни времени, ни средств на защиту. В отделении COVID мне сейчас приходится работать почти ежедневно. Жильцы были бы согласны, если бы средства на восстановление подъезда были затрачены из статьи на текущий ремонт. Но в управляющей компании в моё положение войти не хотят.

   Человек без кошки плачет у окошка… 

    16 августа прошлого года в квартире медсестры областной инфекционной больницы Ирины Зубаревой произошёл пожар. Случилось это в тот момент, когда она пришла с работы. В кухне она услышала какой-то хлопок из комнаты, потом запахло дымом. Как выяснилось, произошло замыкание в телевизоре, который находился в режиме ожидания (не работал, но с сетью был соединён). Кстати, чуть ранее из-за перепадов напряжения в сети у Зубаревых сгорел холодильник. Электропроводка в этом доме (Калуга, ул. Болотникова, 6) не менялась с момента постройки в 1960 году.

    Пожар в квартире распространился за считанные минуты. Ирина Евгеньевна едва успела выскочить в подъезд и вызвать пожарных. К моменту их приезда квартира полыхала. 

    Затушили огонь быстро, но для протягивания брандспойтов пришлось разбивать стекла в подъезде. Впрочем, они были не на каждом этаже. Находившаяся в тот момент в шоковом состоянии Ирина Зубарева, особо не вникая в суть, подписала протокол инспектора противопожарной службы. Из протокола следовало, что возгорание произошло по причине неисправности телевизора, то есть по неумышленной вине хозяйки квартиры. С этого протокола потом всё и началось.

    В квартире Ирины Зубаревой, которая проживает в ней вместе с дочерью-студенткой с ограниченными возможностями по зрению, выгорело практически всё, сгорела даже любимая кошка. Ущерб от пожара составил около 1,5 миллиона рублей. Сердобольные соседи и знакомые собирали для Зубаревых вещи, помогали деньгами – кто сколько мог. Но всё равно пришлось влезать в кредитные долги, чтобы сделать в квартире ремонт, закупить новую мебель. А тут ещё управляющая компания «Черёмушки» выставила Зубаревым счёт за ремонт всего подъезда (с 1-го по 5-й этажи) – 80 тысяч рублей. Это при том что Ирина Зубарева проживает на третьем этаже (нижние этажи не пострадали при пожаре). И она уже вставила за свой счёт выбитые пожарными окна в подъезде. О своих злоключениях Ирина Евгеньевна рассказывает срывающимся голосом, с набегающими слезами.

   Полоса препятствий  

    Именно так Ирина Зубарева представляет свои обращения в разные инстанции в поисках правды, которой так и не удаётся добиться. В основном всё упирается в управляющую компанию «Черёмушки», директор которой Елена Захарова, зная проблему Зубаревых, винит лишь их в данной ситуации, ссылаясь при этом на постановления и инструкции, оправдывающие требования коммунальщиков.

    Но даже за этими оправдывающими инструкциями и постановлениями не всё так понятно в требованиях УК. Например, непонятно, почему управляющая компания, выполняя предписание ГЖИ по ремонту подъезда, не поставила в известность семью погорельцев, что ремонт будет производиться за их счёт, не познакомила их со сметой. Именно так рассказывает об этом Ирина Зубарева. Солидарны с ней и многие поддерживающие её соседи, осознавшие беду семьи, где единственным источником дохода является зарплата медсестры.

    Кстати, соседи и сама Ирина Зубарева утверждают, что ситуация с пожаром стала для УК «Черёмушки» весьма удобным моментом, чтобы за счёт хозяйки пострадавшего жилья побелить подъезд, не знавший такого ремонта более 20 лет. По словам Елены Захаровой, теперь такого же ремонта требуют и жильцы другого, не горевшего, подъезда, а средств на это нет. Хотя жильцы утверждают, что средства на текущий ремонт в коммунальных платежах перечисляют исправно.

   Яблоко раздора 

    Есть или нет средства на счету текущего ремонта – проверить трудно. Этим правом наделён лишь старший по дому, которого жильцы не могут избрать в течение нескольких лет. Проверить, как, на какие цели УК использует собранные средства (а их должно быть более 200 тысяч в год), некому. 

    Жители двухподъездного дома разделились на две части. Во втором подъезде, пострадавшем от пожара и отремонтированном УК, жильцы полностью на стороне Ирины Зубаревой и считают, что средства на побелку и покраску стен должны быть списаны со статьи на текущий ремонт.  Но вторая половина дома - жители первого подъезда, не видевшего ремонта более двадцати лет, тоже хотят жить в комфортных условиях и требуют от УК «Черёмушки» привести в порядок их общедомовую территорию. В управляющей компании отвечают, что средства на это появятся только тогда, когда Ирина Зубарева рассчитается за проведённый в её подъезде ремонт.  

* * *

    Каждое утро Ирина Зубарева отправляется на весьма непростое дежурство в больнице, несмотря на перенесённую недавно травму ноги. Она знает, что там нужна, что заменить её сложно. Средств на выплату 80 тысяч рублей у неё нет. С учётом погашения кредитов остаются лишь деньги на питание и оплату коммунальных услуг. Видимо, обращение в суд в её ситуации останется последней надеждой в поисках правды. 

кпернг.png

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика