От физкультуры до спорта – один год

11.12.2020 19:08
Почему спорту в СССР пришлось развиваться стремительно? Об этом многое может рассказать калужанин Владимир Морозов.

    Владимир Николаевич известен не только в городе и области, но и по всей России как необыкновенно искусный садовод. Но талантливый человек талантлив во всём: задолго до агрономической деятельности Владимир Николаевич профессионально занимался фотосъёмкой, а ещё раньше – велоспортом. Он не только стал первым официальным спортсменом области, но и воспитал выдающихся велогонщиков.

   Помоги себе сам

    - Физкультура даёт здоровье, а спорт его отбирает, - пояснил он свою точку зрения. - Во время занятий физкультурой ты даёшь себе умеренную нагрузку, а в спорте человек выкладывается порой даже выше своих сил. И сколько бы ни говорили, что главное участие, – ни один спортсмен во время соревнований участием не успокоится.

    Биография самого Владимира Морозова – титулованного велогонщика и тренера - содержит не одно подтверждение этого постулата.

    Увлечение спортом было отчасти наследственным: отец его в своё время был лучшим нападающим команды «Локомотив», затем тренером, а потом… Потом спортивные травмы так сказались на здоровье, что пришлось оставить и тренерскую работу.

    Для самого же Владимира дорога к физкультуре, а затем к спорту началась с травмы. Гонял на купленном мамой немецком трофейном велосипеде, штанина застряла в велосипедной цепи… Падение на камень, раздробленное бедро, неудачная операция. Как следствие – остеомиелит кости, постоянные перевязки, мокнущая рана, инвалидность.

    - Если бы мы нормально питались, возможно, всё бы легче прошло, организм молодой, - рассуждает Владимир Николаевич. - Но дело было в 46-м, а это был год голодный: жуткая засуха, ничего не уродилось.

    Пришлось учиться ходить на костылях: опираться на ногу врачи запретили. Сначала медсестра приходила перебинтовывать, потом сам научился. Так продолжалось два года. Но однажды Владимир не выдержал и нырнул в речку Яченку вместе с ребятами. Купался от души день, второй, третий… Конечно, это могло кончиться плохо, но произошло удивительное: физнагрузки, которые были запрещены, не навредили, а, напротив, помогли. Вышли раздробленные обломки кости, рана стала заживать. И тогда семнадцатилетний юноша вспомнил о физкультуре: не просто взбирался от речки на берег, а сажал на плечи мальчишек помладше, чтобы нагрузка была ощутимой.

    - В 50-м году я взялся за тренировки всерьёз, - рассказывает Владимир Николаевич. - Мы с другом шли на Оку, брали напрокат лодку. Я отправлялся вплавь на другой берег, он плыл рядом на лодке, страховал. С течением я не боролся, поэтому относило вниз. Где-то в районе КЭМЗ я забирался в лодку и садился на вёсла: грёб назад, против течения…

    Юноша окреп настолько, что весной 1951-го его даже признали годным к строевой службе и забрали на флот. Однако через полгода во время марш-броска заболевание дало о себе знать. Начальство, узнав о диагнозе, пришло в негодование и комиссовало бойца: он вернулся домой из Севастополя прямо под Новый год.

    Остеомиелит не прошёл даром, и обострения стали спутниками на долгие годы: раз в год Владимиру Морозову приходилось ложиться в больницу.

   Сначала была шутка

    Учёба в вечерней школе, работа. Зимой лыжи, летом велосипед. Так жили многие молодые люди того времени, не был исключением и Морозов. А рядом между тем были и профессиональные велогонщики.

    - У моего одноклассника Юры Потапова был настоящий гоночный велосипед, причём не один, - вспоминает Владимир Николаевич. – Он и ещё несколько ребят регулярно участвовали в соревнованиях, побеждали. Юра-то и позвал меня участвовать в очередной гонке: «Давай, ты ж на велосипеде». Позвал, конечно, в шутку – ко мне всерьёз никто не относился. Я даже за партой сидел, поджав одну ногу, правая так и осталась короче на всю жизнь.

    Однако вызов Владимир принял, на соревнования пришёл. Нет, чуда не произошло: в той гонке он пришёл последним. Зато понял, что сдаваться не намерен, характер не тот.

    И стал тренироваться. Гонял везде, где мог. Хотя гонять в начале 50-х в Калуге было особенно негде: единственная асфальтированная дорога простиралась от вокзала до сквера Ленина. Так что ездил по грязи, по пыли, по булыжникам. И, в общем, не зря: в июле на областной спартакиаде профсоюзов в гонке на 20 километров он стал первым.

    Победа, правда, была неполной: шесть лучших велосипедистов, включая Юрия Потапова, были в Москве на соревнованиях. Вернувшись, снисходительно потрепали победителя по плечу: «Ты ж понимаешь, если бы мы были тут…»

    - Но я начал тренироваться усерднее. Купил у Юры велосипед: гоночный, с деревянными колёсами, с тремя скоростями. Тут уже почувствовал себя настоящим гонщиком. Ездил по городу, благо автомобильного движения тогда почти не было, тренировался, готовился к новому сезону.

    Однако в новом сезоне доказывать чемпионство пришлось уже по-новому: на смену 20-километровым дистанциям пришли совсем другие…

    Зимой произошло важное событие.

    - Границу между 1952 и 1953 годом можно назвать границей между физкультурой и спортом, - рассказывает Владимир Морозов. – Дело в том, что советское правительство изначально поощряло физкультуру, а к спорту относилось как к буржуйской прихоти. Однако после войны образовался демократический лагерь, а остальные страны принимали участие в Олимпиаде. Олимпиаду 1948 года Советский Союз ещё игнорировал, в 1952 году наши спортсмены уже выступили в Хельсинки – и результаты, разумеется, были не очень. Правительство решило, что негоже нашей стране плестись в хвосте, и в начале 1953 года вышла толстенная книга: «Единая спортивная классификация СССР», в которой были описаны 40 видов спорта и соответствующие нормативы.

IMG_20201123_133020+.jpg

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика