О чём шумишь ты?

Александр КАПЦОВ
22.04.2019 10:18
Думиничские работники лесной охраны трудятся в непростых условиях

    Всем ясно, насколько велика рекреационная роль наших зеленых пространств. В березняке, дубраве или бору человек отдыхает и восстанавливает здоровье, занимается спортом, туризмом, наслаждается природой. Это легкие планеты и регулятор климата. Однако наш защитник и помощник и сам нуждается в заступничестве.

    Экономика России тоже немыслима без лесных ресурсов. В тяжелые времена, на крутых поворотах истории роль дохода от этой отрасли возрастает, а значит, и «щепки летят» сильнее.

    Однако при этом необходимо следить за состоянием лесного фонда и его восстановлением. Всегда ли это происходит? С вопросами о порядке (или беспорядке) в местных лесах мы обратились к директору Думиничского лесничества Николаю ИГНАТОВУ.

   Глаза и уши зелёной стражи

    – Николай Александрович, начнем с самовольных порубок. Ведь они существуют?

    – Да. Пока жив человек, у него периодически будет возникать искушение украсть древесину для своих потребностей. Скажу сразу: у нас есть все возможности удовлетворить эти нужды людей законным путем, еще никому не отказали. Мне кажется, что сейчас это сделать даже проще, чем в советские времена. И ничуть не дороже.

    Однако случаи «самоволок» в принципе возможны. Если кто-то срубил жердь, чтобы поправить изгородь, такому гражданину делаем внушение. Более серьезных нарушений ни в прошлом году, ни в нынешнем нам удалось не допустить.

    – Известно, что количество лесников значительно сократилось. Лесная охрана справляется со своими обязанностями?

    – Стараемся в силу своих возможностей. Лесников действительно всего 12. Это наши глаза и уши. Под их охраной 70,6 тысячи гектаров насаждений. Посчитайте, каков обход у каждого! Разве при таких территориях можно говорить о максимальной эффективности? Да и полномочия у лесных сторожей, к сожалению, невелики. Но они усердно и ответственно несут службу.

   Взял – верни

    – Помню, как-то вы говорили, что арендаторы выполняют свои обязательства не в полном объеме. Что происходит сейчас?

    – Надо понимать, что арендатор — это заготовитель. Он заинтересован только в рубке, древесина приносит ему доход. Лесохозяйственная деятельность входит в его обязанности, но…

    К очистке лесосек крупные арендаторы относятся с прохладцей. Нередко кучи или валы порубочных отходов остаются на перегнивание, а бывает, что вместе с ними сжигается вся низкосортная дровяная древесина. Специалистами лесничества эти факты нарушений своевременно выявляются, составляются протоколы.

    План по посадке леса арендаторы выполняют частично. Например, в прошлом сезоне планировалось посадить 129 гектаров, сделано – 79. А с уходом за молодняками у них совсем плохо, этой важной работой они практически не занимаются.

    – Факты нарушений вам известны, значит, вы заготовителей контролируете и можете на них воздействовать

    – Я сказал, что нарушения выявляются, но делать это очень непросто. По нынешним законам мы не имеем права в любое время «кошмарить малый бизнес» официальными проверками. Лесозаготовители чувствуют себя хозяевами, зачастую действуют по принципу «после нас хоть потоп». Однако у лесной охраны тоже есть выход: мы составляем протоколы по результатам патрулирования.

    Прокуратура тоже регулярно проверяет соблюдение законодательства о лесопользовании. Помните, в декабре в районной газете была заметка, что Сухиничский районный суд удовлетворил исковые требования прокуратуры Думиничского района об обязании ОАО «Чернышенский лесокомбинат» устранить нарушения требований законодательства о лесопользовании? И ведь устранили! А речь как раз шла о неудовлетворительной очистке мест рубок и прочем.

    – А как еще восстанавливаются зеленые насаждения, кроме обязательств пользователей?

    – Другая часть лесных культур воссоздается по госконтракту. И здесь план соответствует факту — 15 гектаров.

    В апреле прошлого года силами лесничества в рамках акции «Живи, лес» сосны и ели посажены на площади 3,6 гектара. Помимо этого, на 26,5 гектара проведено дополнение лесных культур. 15 гектаров угодий было очищено от захламленности.

   О здоровье «лёгких»

    – Насколько досаждают вредители и болезни?

    – Санитарное состояние лесов неудовлетворительное. Ельники очень страдают от короеда-типографа. А бороться с этой бедой можно в основном хирургическим методом, то есть санитарными рубками. Однако назначать их сейчас сложно, всё оформляется только через Москву.
Положение усугубляется хроническим невыполнением расчетной лесосеки (участок, отведённый для рубок спелых и перестойных насаждений для заготовки древесины. – Ред.). Например, в прошлом году при плане 192,7 тысячи кубов заготовлено лишь 53,9 тысячи, то есть 28 процентов. В нынешнем году и того не будет, к настоящему времени заготовлено всего 700 кубов.

    Невыполнение расчетной лесосеки приводит к накоплению перестойных насаждений, а это в свою очередь — к вспышкам числа вредителей, появлению очагов болезней.

    Помимо всех этих проблем долгое время не было финансирования лесоустройства (комплекс работ по организации лесного фонда, описанию, учёту и изучению лесов, разработке проектов ведения лесного хозяйства. – ред.). Оно не проводилось уже более 15 лет! За это время в насаждениях произошли значительные изменения, которые никак не отражены в планах лесохозяйственных работ. Впрочем, на 2019 год лесоустройство все же запланировано. Надеемся.

   Что оставим внукам?

    Николай Александрович рассказал также, что и техника у Думиничского лесничества старая, машины имеют уже по 10, а то и по 20 лет эксплуатации. Только в прошлом году удалось получить новый УАЗ, хотя бы это.

    Невесело. Что же получается? Бизнес – в вечной погоне за прибылью, и он ее имеет. А что станет с лесом, если учесть, что темпы посадки и дальше будут отставать от темпов рубки? Лесистость района – 58 процентов. Очень даже неплохо. Но без труда и заботы делянки зарастают порослью мягколиственных пород, качество леса снижается...

    Ельников и сосняков у нас немного, и при современной-то технике с ними можно «расправиться» быстро. А дальше? Вопрос не праздный. На восстановление хвойных насаждений до возраста спелости лесу требуется 80-100 лет, а лесоводу и жизни не хватит. Почему до сих пор мы никак не можем понять, что так расточительно и безграмотно относиться к главному богатству страны непозволительно?

    Лес является единственным, открытым для всех источником благодеяний, куда по доброте или коварству природа не повесила своего пудового замка. Леонид Леонов. «Русский лес»

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика