Неотвратимое возмездие

Анри АМБАРЦУМЯН
07.12.2018 12:22
О чём рассказали рассекреченные архивы ФСБ

    Наша газета неоднократно писала о работе чекистов области в суровые годы войны и первые послевоенные годы. В тот период сотрудники органов госбезопасности приложили немало усилий для того, чтобы выявить и пресечь деятельность фашистских агентов и предателей Родины. И несмотря на профессионализм, абверовцам (немецкая военная разведка) удача сопутствовала редко. Многих агентов задерживали сразу после того, как они переходили линию фронта. Не удавалось уйти от возмездия предателям. Тех из них, кого не задерживали по «горячим следам», возмездие настигало уже после войны.

    В нынешнем году Управление ФСБ по Калужской области рассекретило некоторые документы о событиях тех лет. До недавнего времени эти документы, объединенные под названием «Материалы дела на немецкую военную комендатуру, карательный отряд, гестапо и РНС (Русскую народную стражу)», хранились под гифом «совершенно секретно». После знакомства с ними еще раз убеждаешься, насколько кропотливо приходилось работать в те годы чекистам, чтобы никто из изменников Родины не ушел от ответственности за свои преступления.

   Присягнули на верность Германии

    Поддерживать «новый порядок» на оккупированной советской территории гитлеровской военной полиции помогали так называемые вспомогательные части. В просторечии их называли полицаями.

    Что собой представляла эта структура? Вспомогательная полиция создавалась немецкой оккупационной администрацией из лиц, считавшихся сторонниками «новой власти». Они подчинялись немецким полицейским управлениям.

    «Русская народная стража» была создана гитлеровцами в конце 1941 года в тыловом районе группы армий «Центр» (Смоленская, Тверская, Калужская, Московская, Рязанская, Брянская, Тульская области). Она включала в себя 14 «народных дружин» (батальонов), численность которых составляла от 600 до 800 человек.
присяга1.jpg
Кому оккупанты отдавали предпочтение при приёме в полицию 
и какие ей ставились задачи?
 
Об этом можно узнать из приказа генерал-майора Адольфа Хаманна от 23 декабря 1942 года. В нем говорится, что «народная стража» должна «уничтожать появляющихся бандитов и партизан, подавлять возникающие беспорядки и охранять важные военные объекты». Командиры должны выбираться по «физической пригодности, внешнему виду, соответствующей репутации с места жительства и с предыдущей работы». Весь личный состав приносил присягу на верность Германии.

   За предательство – паёк

    В Калужской области батальоны «Русской народной стражи» действовали в 1942 - 1943 гг. на территории Хвастовичского и Жиздринского районов. Об их деятельности стало известно благодаря показаниям задержанного чекиста и впоследствии осужденного командира батальона Сергея Пугачева.

    Из показаний бывшего командира батальона «Русской народной стражи» Сергея Пугачева:
- Численный состав батальона насчитывал 250-280 человек. Он был разбит на две роты. В свою очередь роты делились на взводы, а те на отделения, за которыми была закреплена своя территория по поиску партизан. Весь личный состав имел на вооружении винтовки, в каждом взводе был один станковый и два ручных пулемета, а в роте по два миномета. Идеологическая обработка личного состава батальона осуществлялась в резко антисоветском духе. С этой целью в батальоне имелся специальный пропагандист Егор Морозов, который периодически по подразделениям проводил с личным составом беседы, зачитывал сводки штаба немецкого командования о положении на фронтах.

    Отметим, что после того как в мае 1943 года полицаи приняли присягу на верность Германии, они стали получать денежное пособие и продовольственный паек по нормам, установленным для солдат вермахта. Также им выдавалась бэушное немецкое обмундирование.

   Кровавые «стражники»

    Понятно, что полученные от оккупантов «тридцать сребренников» предателям приходилось отрабатывать. Фашисты не собирались никого просто так кормить и одевать, им, что называется, был нужен результат. Естественно, что после задержания органами госбезопасности «стражники» пытались всячески приуменьшить свою вину. Но чекистам удалось доказать их вину в гибели партизан и мирных граждан. Из материалов дела следует, что батальон провел шесть крупных операций против партизан. Причем не только в Хвастовичском и Жиздринском районах, но и на территории соседней Брянской области.

    По показаниям задержанных полицаев, в ходе каждой операции они прочесывали лесные массивы и близлежащие населенные пункты, задерживали партизан и членов их семей. Зимой 1942 года ими около села Журиничи (Брянская область) было захвачено 17 партизан. Их отправили на станцию Батагово и расстреляли. Одного из партизан, еврея по национальности, «стражники» повесили. Весной того же года отряд полиции Хвастовичского района при прочесывании леса обнаружил лагерь, где прятались мирные жители, в основном женщины, старики и дети, всего 300 человек. Полицаи избили и ограбили людей, а затем под конвоем привели их в Хвастовичи, после чего всех расстреляли.

    Всего же карательные операции проводились батальоном в течение двух лет. Полицаи задерживали и казнили местных жителей, партизан и военнослужащих Красной армии, выходивших из окружения. Летом 1943 года, когда Красная армия перешла в наступление, «Русская народная стража» была расформирована, позднее ее личный состав включили во власовскую «Русскую освободительную армию.»

   По горячим следам

    Поиск военных преступников, тех, кто сотрудничал с гитлеровцами и был виновен в уничтожении мирных граждан и красноармейцев, начинался органами безопасности по «горячим следам». Чекисты проводили опрос населения для составления оперативного портрета разыскиваемых лиц и поиска очевидцев. Порой необходимую информацию приходилось добывать буквально по крупицам. Иногда на это уходил не год и не два. Но эта серьезная работа принесла свой результат, практически никто из предателей не ушел от возмездия.

    Из докладной записки о расположении и деятельности оккупационных фашистских органов на территории Детчинского района:
«За время оккупации Детчинского района немецкими войсками на территории района располагались следующие фашистские органы, которые занимались разведывательной и контрразведывательной деятельностью.
В селе Детчине в квартире директора МТС Калинина располагался штаб полевой жандармерии. Жандармерия возглавлялась обер-лейтенантом Руди. В штабе было 11 офицеров. Деятельность штаба заключалась в следующем:
1. Проводилась регистрация и допрос коммунистов, оставшихся на оккупированной территории, а также всех подозрительных лиц из гражданского населения.
2. Задерживали и проводили фильтрацию красноармейцев и командиров, идущих из окружения. Часть из них расстреливали тут же в противотанковом рву.
3. Для вылавливания окруженцев в населенных пунктах района жандармерией организовывались карательные отряды, которые задерживали окруженцев в деревнях и расстреливали их без суда и следствия.
В качестве переводчика при жандармерии работал Фастыковский Юрий Михайлович, 40 лет. До оккупации он работал стекольщиком, проживал в с. Детчине как административно высланный из Москвы. При отступлении немцев из района эвакуировался вглубь оккупированной территории. Объявлен во всесоюзный розыск.
В деревне Дубровке, в помещении детского дома, располагалась военная комендатура. Ее сотрудники проводили массовые задержания жителей и их допросы. Есть основания полагать, что данная комендатура занималась вербовкой агентуры местного населения для выявления партизан. Комендатурой были арестованы коммунисты, проживающие в Дубровке и соседних деревнях, двое были зверски замучены.»
    После освобождения района в конце 1941 года от фашистских захватчиков чекисты сразу начали выявлять вражескую агентуру. В рассекреченных материалах есть информация о нескольких выявленных гитлеровских агентах.

    Отделом контрразведки 67-й армии был арестован Эдуард Францевич Рубен, 1888 года рождения, при немцах бывший старостой деревни Прудки. В ходе следствия признался, что был завербован фашистами для выявления партизан и окруженцев. После освобождения района не ушел с фашистами, а остался в советском тылу с целью вести разведывательную работу. Для этих же целей им был завербован Гордеев Виктор Михайлович. По окончании следствия Рубен и Гордеев были осуждены.

    Чекистами был разоблачен агент немецкой разведки Филипп Федорович Лебедев, работавший лесником. По показаниям Лебедева, он получил задание выявлять партизан и окруженцев, а также лиц, настроенных враждебно по отношению к захватчикам.

    Рассекреченные региональным Управлением ФСБ документы еще раз доказывают, насколько сложной была работа чекистов в военное время. Им было необходимо выявлять вражеских агентов и диверсантов, готовить и забрасывать в тыл к фашистам опергруппы, вести с противником радиоигры и т.д. Но они с честью с этим справились. Поэтому вклад сотрудников органов госбезопасности (кстати, очень скоро, 20 декабря, они отметят свой профессиональный праздник) в Победу невозможно недооценить.

Автор выражает благодарность Управлению ФСБ по Калужской области за помощь при подготовке данного материала.

Фото и иллюстрации из книги Д. Жукова и И. Ковтуна
«Полицаи: истории, судьбы и преступления».

Нет комментариев

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий
Поле имя обязательно для заполнения Поле сообщение обязательно для заполнения Не подтверждено согласие
Ваш комментарий добавлен
Поделиться публикацией