Тамара Ивановна Зубкова, проживающая в Жуковском районе, услышала страшное слово «война», когда ей едва исполнилось девять лет" />

Миг, когда кончилось детство

Юлия ЕФРЕМЕНКО
23.04.2020 13:42
Тамара Ивановна Зубкова, проживающая в Жуковском районе, услышала страшное слово «война», когда ей едва исполнилось девять лет

Родилась Тамара Ивановна в рабочем посёлке Сясьстрой, который находился на берегу Ладожского озера, в 150 км от города Ленинграда. Своё детство она вспоминает с улыбкой - семья была большой, дружной, работящей, младшие уважали старших, а те в свою очередь заботились и оберегали своих деток. Детские забавы и помощь родителям - всё как у всех в то время. Пока не грянул гром среди ясного, мирного неба.

«22 июня 1941 года….» - какие щемящие чувства вызывают эти слова у целого поколения людей, переживших ту самую пору. Тех, кто родился в 30-е годы XX века, называют «дети войны». И это справедливо - слишком хорошо они помнят всё, что им довелось пережить в уже сознательном, хоть и детском возрасте.

- День начала войны помню, как будто это было вчера, - вспоминает Тамара Ивановна. - Мне 9 лет, я с братом гуляю во дворе. И вдруг вижу, как на улице собираются группы людей и о чём-то громко говорят. Своим детским чутьём понимаю, что случилось что-то страшное. Хватаю брата, бегу домой, взрослые на работе, дед слушает радио-«тарелку», и по его бороде текут слёзы. А из репродуктора несутся жёсткие слова: «Началась Великая Отечественная война».

В первые дни войны на фронт ушли отец и старшая сестра Татьяна. Всех остальных членов семьи эвакуировали в глухую деревню Калининской, ныне Тверской, области, куда фронт не дошёл всего 80 километров. Перевозили людей тогда в битком набитых теплушках.

Дети учились в школе, учебный год был сокращён на два месяца, начало учёбы - 1 октября, а конец учебного года - 30 апреля. С начала каникул ребята работали на полях от зари до зари. Своими детскими руками пропалывали от сорняков посевы, заготавливали сено, убирали вручную лён путём теребления, потом обмалачивали ручными деревянными вальками. Всё было подчинено лозунгам: «Всё для фронта, всё для Победы». Не было ни одежды, ни обуви, ни мыла, ни спичек.

- Нас заедали вши. У меня было зимой страшное малокровие, кожа покрылась нарывами от антисанитарии, - с ужасом вспоминает Тамара Ивановна. - Сейчас это даже трудно представить, как мы жили. А в деревню всё шли похоронки, из 20 дворов не вернулся ни один солдат.

Отец Тамары Ивановны пришёл живой. Он ушёл на фронт в возрасте 42 лет. Как крестьянский сын, даже ружья в руках не держал. По его словам, воевал так же, как все, но в какое-то время его поставили кашеваром, на полевой кухне варил солдатам щи и кашу. Несколько лет назад по запросу семьи из архива Министерства обороны прислали бумагу, где сообщалось, что однажды перед боем, под пулями, отец Тамары Ивановны привёз на передовую полевую кухню и накормил солдат, за что получил награду - медаль «За отвагу». А ведь глава семьи раньше никогда не рассказывал домочадцам эту историю... Человек не считал это подвигом, он считал это своим долгом.

- Когда папа пришёл с войны в августе 1945 года, он не застал меня дома и пошёл на поле, где я теребила лён. Какая это была встреча! - с восторгом в сердце и со слезами на глазах делится радостными воспоминаниями наша героиня. - Мне было уже 13 лет. Мы рыдали от радости. Мы так ждали этой встречи!

Только благодаря возвращению отца живым семье удалось вернуться из деревни в квартиру, в которой всей семьёй они жили ещё до войны. Тамара Ивановна смогла закончить 10 классов и поступить в Ленинградский институт, где она получила профессию инженера-технолога химической промышленности.

- Мы выстояли, мы победили! Да, я дитя войны. Думаю, и мой детский труд - это тоже маленькая частичка в нашу победу, как и труд тысяч моих современников. Наша память - это наша сила. Нас не сломить, не запугать! - уверена Тамара Ивановна.

Фото из семейного архива.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика