Красный берет мечты

Светлана МАЛЯВСКАЯ
16.10.2020 15:52
Почему стать юнармейцами хотят даже девчонки.

    Двум десяткам учеников калужской школы № 12 нынешний год запомнится не только введенным из-за коронавируса дистанционным обучением и масками – нынешней осенью их приняли в ряды Юнармии. Первый отряд был создан на базе 7 «А» класса.

    Воспитательная работа в школе не заканчивается со звонком на перемену, не исчезает с введением «дистанционки». В этом убеждены мои собеседники: классный руководитель 7 «А» класса Ольга Ефремова, учитель ОБЖ Ольга Карпова, учитель технологии, полковник в отставке Иван Глухань. Они были в числе инициаторов организации братства красных беретов в школе.

   Чтоб не пропасть поодиночке

    – Почему вы решили предложить ребятам именно это направление?

    О.Е.: – Перед введением ограничений из-за пандемии мы с ребятами были на экскурсии в музее маршала Жукова. Когда экскурсовод задала вопрос, какая война самая страшная, только один ребёнок сказал: «Любая, потому что несёт смерть». Увы, растет поколение, которое отходит от реальной боли. Они разучились сочувствовать, сопереживать. Компьютерные игры делают боль и смерть нереальными, а значит, совсем не страшными. Сегодня детям легче общаться и жить в виртуальности, чем в реальности, а настоящее взаимодействие в коллективе вызывает большие сложности. Юнармейское движение дает возможности эту ситуацию исправить.

    О.К.: – В такого рода детской организации есть внутренняя потребность, запрос общества в целом. Да, военно-патриотическая работа в нашей школе ведется активно. Наши ребята несут вахту на посту у Вечного огня, работает школьный музей, экспонаты для которого собирали еще в советское время, и экскурсии там проводят сами ученики, востребованы военно-спортивные игры – в них хотят участвовать даже те, кому здоровье не позволяет. Но детям необходим слаженный коллектив, у которого есть цель, общие дела, плечо товарища рядом. Мы поддержали предложение нашего директора Владимира Николаевича Повереннова создать юнармейский отряд.

    И.Г.: – Мы возвращаемся к тому, что отмели в начале 90-х, – к детским организациям. Мир ребенка – это не только учеба. Сегодня у многих детей в школе личное время ограничено переменой. Они открывают телефон и уходят в виртуальное пространство. А потом снова занятия. Им не хватает чего–то большего, что наполнит свободное от учебы время новым смыслом.

    – Как родители отреагировали на эту идею?

    О.Е.: – Мы очень переживали: найдем ли отклик у родителей? Провели большую разъяснительную работу. Мамы и папы наших учеников родились в 90-х, опыта участия в детских организациях у них не было. Но в итоге все разрешилось благополучно. Родители активно подключились к работе, даже форму на себя примеряли, когда мы решали, какой вариант выбрать. Видимо, им самим этого не хватало в детстве.

   Шеренга индивидуальностей

    – Юнармия все-таки предполагает серьезный акцент на военно-спортивном направлении, а в вашей школе среди юнармейцев немало девчонок.

    О.К.: – Таковы сегодняшние реалии. Среди выпускниц нашей школы есть те, кто поступил в учебные заведения Министерства обороны, МВД, МЧС. Девушки нередко даже опережают парней в специальных дисциплинах и физической подготовке. Две мамы, например, обращались с просьбой принять их дочерей в юнармейский отряд.

    – Девочек нередко вообще воспитывают строже.

    О.Е.: – Да, бывает, что мамы сыновей балуют больше, чем дочерей. Они это признают. И победить самих себя мамам сложно. Юнармия дает возможность мальчику выйти из-под маминого крылышка, попробовать себя на сборах, в полевых лагерях. Все хотят видеть сыновей настоящими мужчинами. При этом многие считают, что никто ничего не должен государству, обществу. Я убеждена, что такой долг существует всегда. Вижу, как сложно сегодняшних учеников научить говорить правду, честно признаться в своих поступках. А мужество воспитывается в детстве. Если в семье не могут этого сделать, должна школа подставить плечо.

    – Иван Иванович, какие проблемы у современных мальчишек вы видите?

    И.Г.: – Это в массе слабая физическая подготовка, нигилизм по отношению к службе в Российской армии. Они растут в условиях круговой опеки, поэтому не готовы воспринимать реальную информацию. Когда мы начинаем разговаривать о событиях Великой Отечественной войны, советского времени, современности, ребята не воспринимают это глубоко, не пропускают через свою душу.

   Жить не по лжи

    – Как в работе по военно-патриотическому воспитанию уйти от пафоса, компанейщины, формализма? Дети очень чувствительны к таким вещам.

    И.Г.: – У нашего директора Владимира Николаевича отец – офицер, сын – офицер, у Ольги Викторовны и Ольги Ивановны мужья в Афганистане служили. Мы часто между собой говорим: не должно быть мероприятия ради мероприятия. Гражданин, патриот сам по себе не возникнет. Учительская работа сложная – результат виден со временем. Бывает, душу вкладываешь, а ответа нет. А случается, какая-то мелочь становится катализатором серьезных положительных изменений. Все зависит не столько от формы работы, сколько от конкретных людей.

    О.Е.: – Я работала ещё в советской школе, где вся воспитательная работа была чётко расписана. Потом школу от воспитания «отодвинули». Сегодня нам необходимо поменьше отчетов, побольше живой работы. На мой взгляд, школу необходимо поднимать на новый уровень. Дети – та губка, которая все впитывает. Важно, хватает ли у нас сил сказать правду.

    О.К.: – Воспитательная работа со звонком не заканчивается. Она складывается из множества мелочей. Даже как ты выглядишь важно. Дети всегда на прочность нас проверяют. Мы фактически под электронным микроскопом.

    И.Г.: – Основы закладываются в семье. Мы должны объединиться. Совместные коллективные дела, когда вместе родители, дети и учителя, – это очень важно. 

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика