Колыбель космической биологии

Людмила ЭНГЕЛЬГАРДТ, заведующая Домом-музеем А.Л. Чижевского
25.09.2020 10:59
90 лет назад, в 1930 году, вышла в свет книга Александра Чижевского «Эпидемические катастрофы и периодическая деятельность Солнца».

    Тираж книги был всего 300 экземпляров, но этот труд стал важной вехой в становлении новой науки.

   Пионер новой науки

    Ученый выступил с новой концепцией эпидемических катастроф, проанализировав соотношение деятельности Солнца и различных эпидемий. Он опубликовал часть собранной статистики об эпидемиях за время с 1921 г. Цель – показать тесную связь коллективных реакций живых организмов на почти неуловимые изменения внешней среды, обусловленные периодической деятельностью Солнца, что оставалось без внимания эпидемиологов.

    «В 1915-1916 гг. я приступил к систематическому изучению влияния электрических, магнитных и электромагнитных пертурбаций во внешней среде на возникновение, распространение и интенсивность эпидемий, – писал Александр Леонидович. – Уже в докладе «Влияние периодической деятельности Солнца на возникновение и развитие эпидемий» (1922 г., Калуга) впервые были даны общие характеристики данного влияния и высказаны теоретические соображения».

   Почему боялись «знамений»

    Анализируя огромный материал, Чижевский обратил внимание на то, что стихийно-катастрофические явления в природе ранее связывались с появлением разного рода «знамений», предвосхищающих события на Земле. И ученый делает исторический обзор фактов, накопленных в многочисленных источниках, о связи между эпидемиями и смертностью, с одной стороны, метеорологическими, геофизическими и космическими явлениями – с другой, обобщает сведения о попытках прошлого века раскрыть связь между заболеваемостью и процессами во внешней среде. После этого он приступает к математико-статистическому анализу соотношений между эпидемиями и солнцедеятельностью.

    Его, как и Циолковского, увлекает идея экспериментальной проверки влияния недавно открытых «лучей Гесса», то есть ионизирующей, проникающей радиации внеземного происхождения – потока космических частиц – на живые объекты. Он решил проследить, воздействует ли на живые организмы резкое уменьшение проникающего излучения.

    Для этого в одном из калужских двориков был построен необычный домик в форме куба из толстых свинцовых плит. Рядом с ним построили такой же деревянный домик для контрольных опытов. Со всех сторон его прикрыли толстым слоем земли. Оба домика находились под общей крышей-навесом, оберегающим камеры от дождя и прямых лучей Солнца.

    В оба домика поместили одинаковые микроорганизмы, кусочки раковых опухолей, семена растений, дрожжевые грибки. Таким образом, подопытный материал как бы помещался в разные космические условия: в обычные для Земли – в деревянный домик, а с пониженной проникающей радиацией – в свинцовый.

   Убедительный опыт

    Три месяца длился эксперимент. Результат, как писал ученый, был «не только удивительным, но и убедительным». Под защитой толстых свинцовых стен заметно ускорился рост и размножение клеток растений и микроорганизмов, даже опухолей. И хотя условия опыта не позволяли различать, «где собственно солнечные, а где другие космические воздействия», было твердо установлено, что проникающее излучение достигает непосредственно биосферы. И, во-вторых, что оно «производит подавляющее действие на рост и размножение живых клеток».

    Так в Калуге в 1926 г. был осуществлен первый эксперимент в области космической биологии и заложен, еще при жизни Циолковского, кирпичик в основание исследований, которые потом получили название космической эпидемиологии и космической микробиологии. В наши дни прорыв человека в космос сразу же дал толчок для их невиданного расцвета. Но тогда, почти сто лет назад, вопрос о связи между микроорганизмами и Солнцем, космическими излучениями казался многим микробиологам чисто теоретическим.

    Начиная с 1927 года Чижевский приступает к исследованию влияния деятельности Солнца на микроорганизмы.

    «…Мы приступили в 1927 г. к микробиологическим исследованиям. Они показали, что как обычная бактериальная флора, так и некоторые патогенные микроорганизмы отчетливо реагируют на специфические солнечные феномены, причем эти совпадения удалось проследить с точностью до шести дней», - отмечал ученый.

    Он выступает с докладами о связи солнечных циклов с массовой эпидемией холеры, с распространением инфекционных болезней растений и животных, в том числе в лаборатории Главнауки Наркомпроса. Ученый посылает доклад на Международный съезд американской ассоциации по содействию научному прогрессу в США. В «Русско-немецком журнале» в 1928 г. появляется его статья «О периодичности европейского возвратного тифа». В этом же году заканчивает главу «Солнце и эпидемии» монографии «Космический пульс жизни», изданной только в 1995 г.

   Не всё так просто

    Вычерчивая волны гриппозных эпидемий рядом с солнечной кривой, Чижевский устанавливает, что большинство вспышек заболеваний связано с уровнем солнечной активности. Эти данные открывали возможность прогнозирования наиболее вероятного срока наступления эпидемии гриппа.

    Однако ученый предостерегал от упрощения: нельзя принимать солнечную активность за причину массового распространения болезней. «Такого рода заключение было бы совершенно неверно, – подчеркивал он. – Деятельность Солнца, по всему вероятию, лишь способствует эпидемиям, содействует более быстрому их назреванию и интенсивности».

    Таким образом, роль периодической деятельности Солнца Чижевский понимал как роль регулятора эпидемий во времени и силе их проявления.

Обложка.png

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика