Как в ЛондОне и ПарЫже

Николай ВАЛЕНКО
01.11.2018 15:02
Калужские улицы во власти иностранной рекламы.
«Мы идем по Уругваю» – всплывают слова песни из далекого детства, едва выходишь на улицу. В пятидесятые мальчишек за «железным занавесом» влекла своей таинственностью экзотика забугорья. Сегодня и выезжать никуда не надо. И Уругвай, и Лондон с Парижем можно увидеть едва ли не на каждой калужской улице.

Когда-то российские писатели, как они потом вспоминали, читать учились по магазинным вывескам. Сегодняшним детям этого делать ни в коем случае не следует. Выучишься не тому языку, да еще с ошибками. Как, например, прочитать на вывеске такое: Dюssельдорff?
Детские болезни в какой-то период жизни переносит даже общество в целом. Лишь улыбку на заре девяностых, когда разрешено было все, что не запрещено, могло вызвать озорное название «Shop Я так жил». Прошли годы, вроде переболели, а шопы вместо магазинов остались.
Страсть к иноземным языкам у россиян имеет исторические корни. Говорили на немецком, потом на французском. Сегодня в массы пришел английский, хотя не классический, а суррогатный. Из интернета, как из канализационной трубы, хлынул словесный мусор. Теперь кругом лайфхаки, хэштеги, хедлайнеры. Действия своих друзей и приятелей не одобряем, а лайкаем. Совсем исчезли ораторы, остались только спикеры.
Ладно бы эта специфическая шелуха обращалась в узком кругу, она выходит на наши улицы. На одной из них зашел в заведение под вывеской «Barbershop».
– Что у вас за заведение?
– Парикмахерская.
– Для иностранцев?
– Нет.
– А почему название на иностранном языке?
– Так модно. Сейчас все говорят на английском.
Насчет всех усомнился. Минут сорок специально простоял на улице Кирова, приставая к прохожим с просьбой перевести на русский одну из вывесок. Никто от самых юных до престарелых не смог. Для кого их пишем?
Взаимопроникновение культур и языков в наше время высокой коммуникабельности неизбежно. Все хорошо в меру. Как выразилась профессор Наталья Боженкова из Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина по поводу иностранных заимствований: «Все зависит от количества. В малых дозах яд - это лекарство, а в больших дозах - смерть». Надписи на уличных вывесках не заимствование, скорее обезьянничанье, но пользуют нас этим снадобьем чрезмерно.
Пусть простят мне читатели следующую вульгарность, но определение явления, о котором говорю, придумано не мною. У Евтушенко в поэме «Братская ГЭС» описана сцена казни Стеньки Разина. На зрелище со всей Москвой спешат «и срамные девки тоже, огурцом намазав рожи». В былые времена девицы на Руси за неимением импортной косметики румянец на щеках наводили соленым огурцом. То же сейчас в стремлении понравиться делают и владельцы вывесок на псевдоиностранный манер.
Опрошенные на улицах Калуги горожане согласились: мы живем в России, и вывески на магазинах, реклама должны быть на русском языке. Согласна ли с ними калужская управа, обязанная следить за порядком и устанавливать правила в этой сфере, непонятно. На телефонный звонок из редакции в отделе рекламного рынка горуправы отвечать отказались, традиционно сославшись на запрет общаться с журналистами. Какая государственная тайна могла содержаться в односложном ответе – да или нет – на вопрос, обращают ли отцы города внимание на содержание уличной рекламы? Из поступившего в редакцию по электронной почте ответа безымянного автора ясно, что чиновники горуправы просто не понимают, о чем их спрашивают.

Мы россияне, и язык у нас русский

Свое отношение к псевдоиностранной рекламе выразили известные в регионе мастера слова, писатели…

Фото_Бендрышева Маргарита.jpg
Маргарита Бендрышева, поэтесса:
Вспоминаются школьные годы. К сожалению, в наше время иностранный язык преподавали так, что после нескольких лет обучения говорить на нем мы не могли. И я вспоминаю, как мы русскими буквами записывали английские фразы. Делали шпаргалки, чтобы попытаться ответить на уроке. Это выглядело жалко, и даже самой было стыдно. То же самое происходит сейчас, когда русские слова пытаются изобразить латинскими буквами. С другой стороны, считаю вполне закономерным появление в наших текстах, в том числе и на вывесках, иностранных слов, которые уже закрепились в сознании человечества. Например, названия больших известных фирм. А русский язык - он большой, богат и красив. Все в себя взял, принял, обработал. В настоящее время, я считаю, мы располагаем самым большим сокровищем в мире. Русский язык великолепен. И не страшно, если еще что-то иностранное попадет в него. Мы переработаем и сделаем своим.

барут-фишер.jpgCергей Барут-Фишер, руководитель литературного клуба «Фавор»:
– Отношение к иноязычной рекламе на улицах Калуги у меня резко отрицательное. Мы все-таки люди русские, живем в России. У нас все должно быть на русском языке. Возьмем для примера любую страну: США, Англию, Францию. Там вся реклама на родном языке. Только колониальные страны используют язык метрополии. Мы что, колония чья-то? Чтобы привести все в подобающий вид, нужна работа с населением, пропаганда русского языка, его истории. Возможно, и власть употребить. За порядком в этой сфере должны следить и правительство области, и депутаты, и представители законодательной власти.

депутат фадеев.jpg
Сергей Фадеев, депутат Законодательного Собрания области:
– Этим вопросом депутаты задавались. Через две-три недели я вношу на рассмотрение Законодательного Собрания области законопроект о том, чтобы вся реклама и наименования магазинов, организаций, кафе, столовых, баров, ресторанов и тому подобных были только на русском языке. Этот вопрос давно назрел. Действительно, мы, русские люди, должны пользоваться русскими наименованиями. У нас почему-то русская фирма пишется на английском языке да еще с ошибками. Мы живем в России. Когда приезжаем в европейские страны, там все написано на родном языке. На русском нет ничего. Надеюсь, что большинство коллег поддержит мое предложение.


Фото Владимира Кормильцева

В газете этот материал вышел под заголовком Английский сплин калужских улиц

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика