И это мы должны сберечь

Есения БЛЮМ
02.03.2020 14:25
Интересует ли молодых людей история своих предков и нашего края, чем отзывается она в их сердце?

В прошлом году конкурс имени Алексея Золотина среди сотрудников СМИ, проводимый региональной организацией Союза журналистов, впервые пополнился специальной номинацией «Лучший юный журналист». Ребята в возрасте от 9 до 18 лет представили в ней свои работы, которые публиковались в газетах их учебных заведений или других периодических изданиях. Победители и лауреаты творческого соревнования стали известны недавно, в День российской печати. Диплом лауреата областного конкурса присужден 15-летней Есении БЛЮМ (средняя общеобразовательная школа № 11 города Калуги) за публикацию о малой родине ее прабабушки. Наша газета уже писала о судьбе уникального храма в честь иконы Божией Матери «Знамение» в Ульяновском районе. Теперь предлагаем посмотреть на святыню глазами подрастающего поколения. Какие размышления о душе и духовности, о современной жизни вызывает это знаковое место? Материал Есении «И это мы должны сберечь» публикуется в редакционной обработке.

Восстанавливая единство

В одном из романов американского писателя Рэя Брэдбери герой вспоминает слова своего деда, который учил: «Каждый должен что-то оставить после себя. Сына, или книгу, или картину, выстроенный тобой дом или сад, посаженный твоими руками. Что-то, чего при жизни касались твои пальцы, в чем после смерти найдет прибежище твоя душа. Люди будут смотреть на взращённое тобою дерево или цветок, и в эту минуту ты будешь жив».

Конечно, в силу возраста мне думать о вечном еще рано, но почувствовать душу, вложенную мастерами в старинные особняки, церкви, мосты очень хочется. Особенно тянет меня в глубинку, в родные места моей прабабушки – село Ульяново. Там, вдали от шума и городской суеты, хочется найти ответы на волнующие тебя вопросы: как правильно жить в ладу с собой и целым миром? Как не запятнать сердце плохими делами и поступками? Эта земля излучает тепло моих предков, словно восстанавливая утраченное духовное единство.

Народное дело

10315_20181129_130308.jpg Въезжая в маленький районный центр, видишь выплывающий, как в сказке, храм, поражающий своим великолепием. Это мое любимое место. Подходишь ближе – и столетия как не бывало. Шумит Плохинская ярмарка (до революции Ульяново называлось Плохиным), между рядами торгующих шагает купец I-й гильдии Павел Иванович Меньшиков, вынашивая одну увлекшую его идею. Очень уж хочется ему привлечь к этим местам внимание населения из Козельского, Белевского, Болховского уездов. А как это сделать? Да построить церковь, какой не было еще во всей округе! И закипела работа!

Храм строился на народные пожертвования целых двадцать лет. Особенно много вложений поступало в базарные дни, когда приезжало много народа. Деньги собирали два сборщика. Один нес большую металлическую кружку, а другой – икону, именуемую «Знамение». В честь праздника Знамения и строился этот храм.

В журнале «Зодчий» за 1900 год есть план, продольный разрез и фотография этого памятника архитектуры. Гражданский инженер Болеслав Савицкий отдал своему детищу все: умение, любовь, а главное – сердце. К 1916 году здание внешне было закончено, оставалось произвести внутренние отделочные работы. Однако планам не суждено было осуществиться: Первая мировая война, революция.

Суровые времена

В суровые двадцатые годы христианская община решила закончить строительство, но начались гонения на церковь, и с 1938 года святое место подверглось разрушениям. Огромное пространство использовалось под склад, куда свозили муку, сахар, крупу и прочее.

Во время Великой Отечественной войны перед храмом устроили немецкое кладбище. Прабабушка вспоминала, как приходилось ходить между многочисленными крестами. Ух и страшно же было! А потом стало еще хуже. Наступило забвение – разновидность варварского разрушения.

Опустошение

Захожу в храм. На развалинах траурной дымкой лежит печальная тень времени. Опустошенные руины безмолвно хранят шрамы долгих и жестоких войн. Черная копоть, потускневший покосившийся купол без креста… Грусть охватывает мое сердце. Мы удивительно расточительны в своем отношении к тому, что нас окружает: к лесам, рекам, природным богатствам, духовным сокровищам. Этот храм – упрек всем нам, таким падким на фальшивый блеск чужого и новомодного.

Сейчас часто звучит призыв: «Сохраним культурное наследие!» Вот эти стены, так и не услышавшие звона колоколов к службе, не увидевшие взгляда пресвятой Матери-Богородицы, и есть мое культурное наследие, которое надо беречь и восстанавливать. Горько осознавать, что с каждым кирпичиком, выпавшим из кладки стен, из наших сердец, уходит частичка веры, надежды, любви.

Купол без креста взирает на нас с укором. Вместо того чтобы целенаправленно двигаться вперед, к духовным вершинам, мы зачастую начинаем метаться в бескрайнем океане времени, не видя настоящей цели...

Сохранить память

И все-таки мой храм, столько испытавший за свои сто лет, дает мне надежду на будущее. Его стали восстанавливать. Через большие окна льется свет в наши души. Жизнь непобедима, нетленна и прекрасна, а зло в своей сущности – бессмысленно и ничтожно. Я стараюсь жить по совести и правде, не оскверняя своей души.

Сегодня наша страна как никогда нуждается в бережном и заботливом отношении к прошлому, к тому священному и общему для нас опыту, который поможет осознать, что мы – один народ. У нас одна общая цель – сохранить память о святости русской, ведь вера православная – опора и поддержка на все времена.

А храм, может быть, в скором времени позовет своих прихожан на первую службу, и колокольный звон разнесется по всей округе с благостной вестью о Вере и Добре.

Фото из открытых источников.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика