Герой в кожаном фартуке

Николай ЛУКИЧЕВ
08.05.2019 07:55
Скульптор и фронтовик Игорь Посядо оставил многим поколениям нашей области монументальную память о войне.

    Памятник фронтовым медсёстрам в одноимённом сквере, скульп-тура Родины-матери на площади Победы, «Человек труда» на Московской площади – все эти и многие другие монументы помнят руки скульптора, калужанина, ветерана войны Игоря Ивановича Посядо.

   Спаситель с гаечными ключами

    С Иваном Петровичем Васильевым, ветераном войны и труда, отработавшим много лет на Калужской скульптурной фабрике, я познакомился очень давно. Он передал мне немало своих воспоминаний о войне. Но одно из них мне запомнилось особенно. Как-то в нашу очередную встречу мы с Иваном Петровичем сидели на крыльце его деревянного дома. Бывший фронтовик в кителе с орденской колодкой, ворот нараспашку, волосы поблекшие, но огонь в глазах, и во всех его движениях угадывается боевая хватка умудренного годами человека. И он, закурив, взглянув на меня, начал:

    – Я тебе про военных специалистов ещё не рассказывал. Журналисты больше пишут про разведчиков, танкистов, лётчиков. Но фронтовые мастера по ремонту оружия – тоже настоящие герои. Один такой герой мне жизнь спас.

    – А поподробнее можно?

    – Можно. Как сейчас помню, шли тяжелые бои за деревню Березки. И немец нас не мог взять, а мы – его. С утра неприятель обработал нас авиацией, а потом бросил на наши позиции танки и пехоту. К тому же неожиданно испортилась погода. Налетел ветер, пошел снег. Разыгралась метель не на шутку. И тут вдруг заклинило пулемет. Патроны есть, и сам живой, а стрелять не могу. Соображаю, что делать. Тут в окоп неожиданно свалился солдат и закричал: «Ты что, ранен?» Отвечаю, что нет. Смекалистый и напористый, он сразу понял, в чем дело, моментально достал из полевой сумки гаечные ключи, что – то открутил, что-то поменял и кричит: «Жми!» Успел. Пять фашистов не добежали до моего пулемета за какие – то секунды. Видимо, хотели меня взять живым. Я их уложил сразу, а затем и других. Подоспела и подмога. Атаку мы отбили. Мой спаситель, собрав вещи в сумку, на ходу крикнул: «Пока, может еще свидимся».

    – Тебя как зовут? – крикнул я вдогонку.

    – Игорь Посядо. Калужанин, – донес до моего слуха ветер его голос с грузинским акцентом.

    Мой рассказчик замолчал. Майский день дышал светлым настроением и торжеством Великой Победы советского народа над фашистской Германией.

    – Так и не встретились? – прерывая паузу, спросил я.

    – Встретились. И встреча эта произошла в Калуге…

   Подвиг, воплощённый в монументы

    Мы продолжили нашу беседу.

    – Я после взятия Берлина попал на японскую войну, затем три года служил в армии, – рассказывал Иван Петрович. – На войну уходил со школьного бала, а вернулся стариком. Устроился на скульптурную фабрику трактористом. Однажды в обеденный перерыв подбегает ко мне седоватый мужчина и просит помочь погрузить памятник Жукову для отправки в столицу. Знакомый голос с грузинским акцентом насторожил меня. Стал вспоминать. Молниеносно пронеслись кадры гражданской и военной жизни и остановились на подступах к деревне Березки, где я сидел у замолкнувшего пулемета…Сразу узнали друг друга. От радости я бросился обнимать своего спасителя. Потом мы работали на этой фабрике вместе. Он делал скульптуры, а я их развозил по райцентрам нашей области и другим городам.

    – В нашем городе его памятники есть, конечно?

    – Есть, и не один. Среди них скульп-тура «Человек труда» на Московской площади, памятник фронтовым медсёстрам в сквере возле старого автовокзала, знакомая всем «Девочка с зонтиком» в парке культуры и отдыха и другие. Посядо не только сам создавал монументы, но и увеличивал работы крупнейших советских скульпторов: Кербеля, Клыкова, Томского. Он много занимался скульптурным декорированием. Как чеканщик, принимал активное участие в создании многих памятников Калуги, в частности, Родины- матери на площади Победы. Занимался реставрацией. Потолочная лепнина залов главного дома усадьбы Гончаровых была сделана им и его коллегой Олегом Квасниковым. За творческие успехи Игорь Иванович Посядо был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

    – Его не обошли и военные награды?

    – Конечно. Игорь Посядо родился накануне Октябрьской революции. Его отец Иван Посядо – участник боевых действий в Порт-Артуре. Он хотел быть достойным боевой славы отца, поэтому уже в 1939 году сражался в рядах РККА на финской войне, а с 22 июня 1941 года – на фронтах Великой Отечественной. За первые месяцы войны стал большим специалистом по ремонту боевого орудийного арсенала. В боях под огнем, пулями обучал столь необходимому в то время ремеслу. Вот выписка из наградного листа на Игоря Посядо. Мне её передала его внучка, журналист «НИКИ» Нана Кумелашвили. Вот текст: «В 1942 году товарищем Посядо воспитано 2 орудийных мастера. Товарищ Посядо нередко вел ремонт орудий под огнем противника, под угрозой окружения. Семь из них введены в строй без снятия с боевых позиций, без выезда из частей. За самоотверженный труд, за образцовую дисциплину и высококачественный ремонт Игорь Посядо награждается орденом Красной Звезды».

    Игорь Иванович Посядо считал, что всегда есть место подвигу как в боевой, так и в мирной жизни. Работники Калужской скульптурной фабрики помнят этого скромного ветерана в кожаном фартуке со следами гипса или глины, который своим творческим трудом и щедрым сердцем передавал поколениям историческую память.

Фото автора и из архива Наны КУМЕЛАШВИЛИ.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика