«Дедушкой будешь?»

Наталья ВЕРШИНИНА
01.01.2021 07:40
Записки редакционной Снегурочки.

    Что делать, если Новый год на носу, а в наличии – только Снегурочка? Нет, дружные детские крики: «Де-ду-шка Мо-роз!» - здесь не помогут. Чтобы сотворить сказку, приходится взять всё в свои руки и потрудиться…

    Снегурила я в сознательном возрасте лет десять. Началось со школьных утренников у сына, продолжилось дома у знакомых для своих и чужих детей, ну а потом всё вышло на профессиональный, так сказать, уровень. Муж дополнительную профессию не очень одобрял, ворчал что-то насчёт того, что каждая серьёзная Снегурочка должна однажды задуматься о смене амплуа, и предлагал к рассмотрению Бабу-ягу. Я отшучивалась, но однажды и сама поняла, что прежнего кайфа нет и пора завязывать. Приближался очередной Новый год, и я уже готовилась провести предпраздничные дни как все нормальные люди. Но тут начались звонки от постоянных клиентов. Я призадумалась. Людей подводить не хотелось, да и точку поставить в профессиональной карьере следовало. Проблема заключалась в одном: Деда Мороза у меня на тот момент не было.

    Тут следует приоткрыть, так сказать, профессиональный занавес. Дело в том, что в любой паре Деда Мороза и Снегурочки есть тот, кто работает «первым номером». Он пишет сценарий, продумывает и собирает реквизит, имеет запас игр и заданий и умеет развлечь всех: от двухлетнего сорванца до заглянувшего в комнату весёлого дедушки. Когда массовиком-затейником выступает Дед Мороз, ему проще. Он может прийти и без Снегурочки, мало ли какие у той дела. Но в данном случае таким человеком была я. Дед Мороз был мне необходим: для антуража, как символ праздника, как главный герой – ну вы понимаете…

    Требования у меня были скромные: Дедушка должен обладать чувством юмора и известной долей авантюризма. Неплохо, чтобы был представительным. И очень желательно – со своим транспортом. Нет, я не меркантильная и никогда не искала парня с машиной, но Дед Мороз – совсем другое дело, поскольку тройка лошадей с упряжкой из воздуха не возникает.

    Как минимум один такой знакомый у меня был. Я хитростью заманила его на встречу и за чашечкой кофе начала «обработку». Материальная составляющая его интересовала меньше всего, уповать оставалось исключительно на авантюризм.

    Услышав моё осторожное предложение, он захохотал и решительно замотал головой. Я попыталась зайти с другой стороны, описав парочку забавных случаев из своей практики. Интуиция Снегурочки не подвела: в глазах кандидата промелькнул заинтересованный огонёк…

    - Давай я тебе завтра костюм привезу, примеришь, - закончила я свой натиск, отрезав кандидату в Дедушки путь к отступлению.

    Через пару дней мы отправились на первое «дело». Пока солидная иномарка уносила нас в неизвестность, мой новый напарник за рулём уже третий раз с жаром описывал реакцию жены и дочки на его «волшебное перевоплощение».

    - Ну как же они ржали! – качал он головой и вновь принимался хохотать.

    Смех становился всё более нервным. Не к добру, подумала я и не ошиблась. При подъезде к нужному дому Дедушку накрыла тихая паника. Сначала он наотрез отказался красить помадой нос. Потом – снимать очки. Я поняла, что следующим шагом он пошлёт меня подальше вместе со всей авантюрой, а потому быстренько согласилась на всё. Перед дверью я дважды повторила ему приветственный стих и нажала кнопку звонка…

    Четверостишие мой Дед Мороз выдавил из себя полузадушенным голосом. И – смолк, глядя в пустоту. Он прирос к полу и никак не реагировал на бурный восторг детей.

    - Давайте, ребятки, Дедушку к ёлке отведём, - предложила я. – Старенький, устал, долго мы шли.

    Мальчик и девочка благоговейно подхватили Дедушку за руки и ввели в комнату, где рядом с ёлкой стояло кресло, в которое мой напарник и рухнул, оцепенело глядя перед собой. Пришлось срочно брать всё в свои руки. Дети весело играли, рассказывали стишки, отгадывали загадки, с трепетом поглядывая на застывшую в кресле фигуру.

    – Какие молодцы! Да, Дедушка? – сделала я попытку оживить напарника. В воображении промелькнул Жорж Милославский («Ты не молчи как пень, я же не могу один работать!»).

    Дедушка судорожно вздохнул и мотнул головой, что должно было означать полное согласие. Ещё пара попыток вызвать сказочного волшебника на разговор закончились так же («Молчит проклятый!»). Окончив программу, мы выдвинулись в коридор, где Дедушка открыл рот в попытке озвучить прощальный стих – и замер.

    - Своими словами давай! – зашипела я, и мы наконец оказались на улице.

    - Ну… всё в целом неплохо, - неуверенно изрекла я, когда машина тронулась.

     Напарник недоверчиво покосился на меня, медленно возвращаясь в реальность.

    - Да и попрощался хорошо, - поднажала я в попытке придать уверенность. – Ты только это… Про голос не забывай. Ну и хвали почаще, когда конкурсы. Ты пойми, тыжволшебник!

    Дедушка заметно приободрился. Подрулив по следующему адресу, он вдруг с лихостью заправского кутилы сорвал очки и подставил мне нос:

    - Мажь!

     Я достала помаду и довела дедморозовский образ до совершенства. В квартиру мы вошли уже настоящими волшебниками. На следующем заказе он вполне сносно поддерживал меня в стихах и конкурсах, а затем окончательно вжился в роль. Работать стало - одно удовольствие.

Рисунок: Виктор АРТЕМЬЕВ.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика