Человек, умеющий объединять

Виктор БОЧЕНКОВ
24.07.2020 11:43
Почётному гражданину области Владимиру ИСАКОВУ исполнилось 70 лет.

    Продолжаем наш разговор с генералом армии Владимиром Ильичом Исаковым, начатый в прошлом номере. Сегодня речь пойдет о войне в Афганистане и о любимом, самом мирном, наверное, увлечении, которому наш земляк остается верен всю жизнь – книгам. Мы остановились на рассказе о том, как Владимир Исаков получил вторую государственную награду. Наш следующий вопрос – какой была первая?

    Начало: Человек, умеющий объединять

   Из отпуска в Афганистан

    – Первой моей наградой была медаль «За отвагу на пожаре». Я получил ее, будучи командиром роты. Тогда, в 1972 году, начались сильные лесные пожары под Ленинградом. Лес приходилось всерьез защищать.

    Так вот об Афганистане. После того как инспекция прошла, было решено направить меня в Академию Генерального штаба. Мне 34 года. Тогда экзаменов не было, я был зачислен и поехал в отпуск. Вдруг мне сообщают, что такого-то числа меня ждет маршал Семен Константинович Куркоткин, заместитель министра обороны, начальник тыла. Потом я был на этой должности. Я сразу понял, зачем нужен. Только Афганистан. Прихожу. Он спрашивает: «Тебе сколько лет?» – «Тридцать четыре». – «И ты собрался в Академию Генштаба?» – «Так точно». – «Во время войны в такие годы не посылали в академию. Вот езжай повоюй. Останешься живой, пойдешь учиться». Мне дали одну неделю, чтобы вернуться в Омск, сдать должность, сказать всем «до свиданья», сесть на самолет до Ташкента, чтобы оттуда прибыть в Кабул.

    Тогда была введена должность первого заместителя командующего армией по боевым действиям. Меня назначили на должность заместителя начальника тыла армии, который отвечал за обеспечение боевых действий. Руководителем был Виктор Петрович Дубынин.

    Мы с ним прошагали два года, хорошо изучили друг друга. Он рассказывал, что родился за колючей проволокой, его родители были сосланы в 1937 году на поселение. Незадолго до того, когда меня ранило, это было в начале мая 1986 года, Виктора Петровича Дубынина назначили командующим 40-й общевойсковой армией Туркестанского военного округа.

    Мы отметили праздник День Победы и его назначение, и он предложил: «Поедем на боевые действия. На последние». Я ответил: «Виктор Петрович, вы же знаете, раз приказ пришел, дальше никуда ездить не надо». Было такое поверье. Но он уговорил меня. Я согласился и 14 мая проверил медицинскую роту на предмет готовности к приему потока раненых. Рота была не готова. Я пригрозил командиру, что, если он не устранит недостатки, сниму его с должности.

    Вечером надо было улетать. Я подошел к Дубынину, сказал, что не хочу… Было странное предчувствие: что-то произойдет. Он ответил: «Ну если боишься, не лети». Я сел в вертолет.

   Утром в шесть тридцать нас накрыл ракетный обстрел. Виктор Петрович докладывал по всем инстанциям – командующему округа, главкому войск, в Генеральный штаб: «Нас бьют с территории Пакистана, разрешите открыть огонь!» Никто команды не дал. Он на свой страх и риск поднял авиацию, развернул артиллерию и на глубину сто километров ударил по Пакистану. Но эти события многого ему стоили. Советское время, могли арестовать. Благо этого не случилось. Пакистан не объявил ноту…

    Дубынин вызвал вертолет, чтобы вывезти раненых. Но площадка была маленькой, неровной, простреливалась, и пилот сообщил, что сесть не сможет. Он был прав. Но Дубынин ответил ему по прямой связи: «Если не сядешь, я тебя сам собью!» Вертолет приземлился. Когда меня несли, нас накрыло еще раз. Солдат, заслонивший меня своим телом, был тоже ранен…

    Меня доставили в Гардез в ту самую роту, которую я накануне проверял, и первую операцию мне делал тот самый старший лейтенант, хирург, которого я обещал снять с должности. Потом был очень тяжелый перелет в Кабул. Вертолет не может подняться высоко, потому что я задыхаюсь, все ребра справа были поломаны, легкое свернуто, а внизу могут сбить. Но добрались. В госпитале по окончании боевых действий ко мне пришел Виктор Петрович, всех попросил выйти из палаты, обнял и сказал: «Извини, друг, что я тебя не понял...»

    Потом у меня началось двустороннее воспаление легких. На восьмой или девятый день начальник госпиталя позвонил друзьям: «Приезжайте проститься, он не вытянет». Они приехали, поцеловали меня в лоб (я не помню этого), а ночью я очнулся и попросил воды. С тех пор началось мое выздоровление. Но впереди еще было много операций.

   Только труд выводит вперёд

    – В Академию Генерального штаба вы все-таки поступили…

    – Пришел туда на костылях. Учился по индивидуальному плану. Не мог высидеть шесть часов занятий. Потом семь месяцев я провел в Чернигове, а затем снова был направлен в Германию. Начались последние стратегические учения стран Варшавского договора, а после стали готовиться к выводу войск. 777 военных городков. Вывести нужно было два миллиона 612 тысяч тонн материальных средств, сто тысяч единиц техники. Таких передвижений войск не было со времен Второй мировой войны. Адская работа.

    – С чего начиналась ваша библиотека?

    – В Германии платили два оклада: на немецкий мы жили, а советский оставался. Когда я переехал в Омск, стал интересоваться книгами. Как заместитель командира дивизии я неплохо получал. Мне очень нравилась советская серия «Жизнь замечательных людей», и вся коллекция началась с нее. А дальше – больше. История живописи, старые альбомы с репродукциями картин, я собрал все выпуски «Исторического вестника», «Русской старины», «Русского архива». Сделал для них новые переплеты. У меня есть все дореволюционные издания «ЖЗЛ». Есть «Царская охота на Руси» Николая Кутепова, дореволюционная военная энциклопедия, книги по истории полков, «Записки императрицы Екатерины Второй», изданные в 1907 году Сувориным с ее завещанием. В нем, кстати, интересен последний пункт: не назначать немцев «обоих пол», как там сказано, на руководящие должности. Тридцать два года правила Россией, завещание написала на одном листе… Я очень люблю книги.

    – Какое качество, на ваш взгляд, необходимо, чтобы руководить людьми?

    – Умение не кричать. Если ты получил взыскание, не надо срываться на других. Однажды я снял одного генерала с должности за то, что он ругал подчиненных матом...

    – Что бы вы сказали себе, если бы встретили себя пятнадцатилетнего?

    – Наверное, то же, что говорю сегодня выпускникам школ. Если хотите чего-то в жизни достичь, помните одно: только труд вас выведет вперед. Трудиться, трудиться и трудиться. Я много занимаюсь с юнармейцами с целью популяризации этого движения. Смотришь ребятам в глаза, видишь их счастливыми и понимаешь: ради этих моментов стоит жить. Дети почувствовали, что они нужны. Если можешь, помоги, – так меня учила мама. Это мой принцип. Я нахожу в этом радость. Приглашаю в Киров творческие коллективы, например, Академический ансамбль песни и пляски Российской армии имени Александрова, и другие. Когда они выступают, юнармейцы сидят в зале на первых рядах. Каждый год осенью я еду в Училище тыла, приглашаю с собой родителей. Одиннадцать с половиной лет, с 1997 года по 2008-й, я был заместителем министра обороны, мне есть что сказать.

Фото из открытых источников.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика