Женя Жданова, впервые попав во владения ученого-агронома Ракицкого, почувствовала себя Алисой в Стране чудес." />

А в городе том сад...

Ольга КОЛЕНОВА
13.08.2020 13:50
Почему московский дизайнер Женя Жданова, впервые попав во владения ученого-агронома Ракицкого, почувствовала себя Алисой в Стране чудес.

Его называли тарусским волшебником. Местные жители всерьез спрашивали, не знает ли агроном Ракицкий какое-то «особенное слово» - в его удивительном саду-дендрарии все цвело, дышало и тянулось к солнцу. Здесь прекрасно чувствовали себя редкие растения из разных уголков мира, названий которых в средней полосе России даже не слышали. Пожилой ученый только улыбался в ответ. Он любил деревья, и те отвечали ему взаимностью.

Вернуть из забвения

На карте тарусских достопримечательностей сад Ракицкого обозначен как туристический объект. Но подойдя к домику на улице Шмидта, укрытому в тени, можно было лишь полюбоваться поверх забора величественными кронами. Долгие годы калитка оставалась закрытой.

Сад всегда являлся исключительно личным пространством Ракицкого — его детищем, заботой, страстью. Случайных гостей здесь не было. После смерти ученого сад-дендрарий перешел наследникам, но поддерживать его состояние, они по многим причинам не могли. Нужно признать, что ТАК ухаживать за растениями, как делал это он, не смог бы, пожалуй, никто. Участок был выставлен на продажу и много лет оставался невостребованным. Деревья, лишившиеся опеки, постепенно сдавали, сад зарастал и тихо умирал от старости.

Постепенно о Ракицком и его чудо-саде в Тарусе начали забывать.

Но этим летом здесь началась новая удивительная история. Возрождением некогда знаменитого сада-дендрария занялась его новая владелица ЖЕНЯ ЖДАНОВА - известный московский дизайнер и декоратор.

Заросли, заросли, и в каждом уголке — какие-то сюрпризы. Сад словно ждал, когда к нему снова придут люди. Для Жени Ждановой первое знакомство с садом Ракицкого обернулось любовью с первого взгляда:

- С того момента, как я впервые сюда вошла, я почувствовала это чудо. Таруса для моей семьи — это значимое место. Мама уже много лет живет здесь на даче и очень ценит особую творческую атмосферу города, - говорит она.

С научным подходом

В планах Жени — со временем воссоздать многообразие растений Ракицкого, отреставрировать дом ученого, восстановить хозяйственную постройку для обеспечения должного ухода за садом и открыть пространство для всех желающих. Это, по сути, большой культурно-просветительский проект, призванный возродить уникальное место Тарусы.

Приглашенные специалисты-дендрологи изучили растения, когда-то посаженные Ракицким, и составили опись всех сохранившихся образцов. На деревьях теперь установлены метки и специальные приспособления, который позволяют отслеживать скорость их роста. Фитопатологи при помощи сложного спецоборудования (аналог ультразвука для человека) обследовали каждое дерево. Сейчас Женя совместно с ландшафтным дизайнером готовит проект территории. Консультантом по воссозданию структуры сада выступает известное ландшафтное бюро «МОХ» (г. Санкт-Петербург).

- К сожалению, многие растения, о которых говорится в архивных записях Николая Петровича, а он внимательнейшим образом записывал все данные, погибли, - констатирует Женя. - Высоким деревьям всегда угрожают сильные ветра, раскачивающие их стволы, дожди, которые размывают почву... И, конечно, все имеет свой срок. Многие деревья находятся уже на финишной прямой своего жизненного цикла.

Так, один из любимцев Ракицкого, маньчжурский орех, сейчас в плачевном состоянии. Из двенадцати красавиц-берез, растущих на границе с соседним участком, осталось всего четыре, и они тоже очень старые. Есть опасения, что березы могут обрушиться на хозпостройки или соседские строения. То же самое касается больших деревьев вдоль забора по улице Шмидта. У части из них засохли ветви, они могут угрожать прохожим, и с этим тоже нужно что-то делать.

Но остались сосна кедровая сибирская, туя западная, сосна Румелийская, сирень амурская, клен татарский и чубушники — уникальные растения-хранители сада. Великолепен лимонник, разросшийся вокруг невысокого крыльца. У многих есть «дети» - так называемый подрост, молодые деревца, которые Женя планирует сохранить.

Во время субботника в разных уголках сада было обнаружено множество интересных предметов. Например, найден фрагмент садового летнего фонтанчика, который ученый устроил под окном с противоположной от входа в дом стороны. В доме сохранена обстановка, строгая, даже аскетичная, но неожиданно интересная яркими фрагментами: изразцовая печь, стекла-витражи в рассохшейся от времени раме, кресло, льняную обивку которого Николай Петрович когда-то собственноручно украсил рисунком. И, конечно, книги, картины... Часть предметов ждет консультация антикваров.

- Нам предстоит сложная работа, - говорит Женя Жданова, - территория сада небольшая, всего 26 соток, но невероятно насыщенная. Со временем, думаю, мы все здесь приведем в порядок. Мемориальный дом после восстановления станет музеем, и сад откроется для посетителей.

Ученый-агроном с супругой на крыльце своего дома в Тарусе.jpg
НАША СПРАВКА

Николай Петрович Ракицкий (1888-1979) — советский ученый-агроном. Вместе с супругой – писательницей Софьей Захаровной Федорченко – впервые приехал в Тарусу в 1926 году. Городские власти выделили семье участок бывшего пастбища на южной стороне города. Здесь супруги построили небольшой дом и заложили сад.

Из своих служебных командировок в разные уголки страны Ракицкий привозил семена и саженцы растений. Ему удалось успешно акклиматизировать множество деревьев и кустарников: аралию маньчжурскую (чертово дерево), японский барбарис, татарский клен, румелийскую сосну, ели Энгельмана и другие, абсолютно не свойственные приокской полосе.

Постепенно на небольшом участке Ракицкого вырос потрясающей красоты сад. Специалисты-агрономы, бывавшие у него в гостях, с восторгом признавали, что подобного на калужских землях они еще не видели, и отмечали безусловную научную ценность сада.

Фото автора и из архива Жени Ждановой.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика