А годы уходят, уходят…

Записала Лидия ВОЛКОВА
23.03.2020 15:25
Наш долг – не забыть о боевом и трудовом подвиге народа в годы Великой Отечественной войны.

Чем больше лет отдаляет нас от страшного события, тем ценнее становятся свидетельства очевидцев тех тяжелых дней. Воспоминаниями о далеком, тяжелом времени делится жительница Бабынинского района Раиса Васильевна АНТРОПОВА.

День нынешний

Сейчас ей идет 89-й год. Она живет в небольшом деревянном ухоженном домике в селе Антопьево. Никак не поддается на уговоры родных переехать в Калугу, говорит упрямо:

– Не хочу никому мешать. Пока могу себя обслуживать, буду жить в родном селе, в своем доме. А вас, дорогие мои дети, внуки, правнуки, всегда жду в гости!

В доме у Раисы Васильевны уютно, тепло, чистенько, и сама Раиса Васильевна – худенькая, коротко постриженная (когда-то были длинные косы), с добрым взглядом, всегда выглядит хорошо.

Собеседница сохранила ясный ум, прекрасную память. Рассказывая о военных годах, она будто снова переживает их, и на глаза наворачиваются слезы.

Постучалась в дверь беда

антропова1.jpg Она родилась в многодетной семье Зиминых в 1931 году. Перед войной отец работал в охране завода «Россельмаш» в городе Ростове-на-Дону. Мать – в колхозе. Рая с братом учились в Антопьевской семилетней школе, а еще три сестры были дошкольного возраста.

– Хорошо помню, – рассказывает Раиса Васильевна, – как мужчин нашего села провожали на фронт. Сборный пункт находился в сельсовете. Оттуда и мы проводили своего отца на войну. В сентябре 1941-го он был тяжело контужен, долго лежал в госпитале и был комиссован домой. Мы очень радовались, что он вернулся к нам. Но наше счастье было недолгим: от тяжелых болей он умер в ноябре 1942 года. Мама осталась вдовой в 35 лет с пятью детьми на руках: брату 12 лет, мне – 10, сестрам 7, 5 и самой маленькой чуть больше года.

Оккупация

По ее воспоминаниям, немцы вошли в село без боя, поскольку никакой стрельбы не было слышно. Начались грабежи и разбой. Оккупанты уводили скот, забирали птицу, одежду, обувь, продукты питания.

– Немцы, человек десять, зашли в наш небольшой дом. Из мебели – стол длинный, чистенькие лавки, самодельные две кровати и русская печь. Им понравилось: бедненько, но чисто, и они остались ночевать.

Осень и зима в 1941 году выдались очень холодные. Кроме русской печи в доме была еще буржуйка, которую протапливали на ночь, чтобы было тепло. Замерзшие немцы до того нагрели эту печку, что она накалилась докрасна. В доме от жары не хватало воздуха, дышать было невозможно. Самая маленькая сестренка от шума и жары громко плакала, и я вместе с ней. Немцы разделись, пили водку, закусывали награбленными продуктами, кричали, радовались, что скоро победят русских. А мы очень боялись, что вот-вот сгорит наш дом и все мы погибнем. Брат незаметно вышел из дома и побежал к соседу, где находился штаб немцев. Старый дедушка как мог объяснил начальнику штаба, что вот-вот сгорит соседний дом, а в нем дети и немцы тоже. Главный немец пришел к нашим квартирантам, жестко что-то скомандовал, они поутихли, но затаили злобу и стали искать брата, чтобы убить. А мама спрятала его под русскую печь, заложив вход чугунками и ухватами. Фашисты перевернули все в доме, сенях, горнице, подбегали к нам с наганами и кололи нас штыками.

Не успели найти, на второй день, узнав о приближении наших солдат, они стали быстро собираться и бежали в сторону Воротынска, побросав даже технику.

Тяжёлое мирное время

Память Раисы Васильевны переносит нас в 1945 год:

– И вот он – победный май. Мир пришел на нашу многострадальную землю. Надо восстанавливать страну, сельское хозяйство. Многие мужчины нашего села не вернулись с войны.

Какая тяжесть легла на наши детские хрупкие плечи! Мы с братом были незаменимыми помощниками для мамы. Брались за любую самую тяжелую работу: на быках пахали землю, пасли скот, вручную косили траву, жали хлеба, вязали их в снопы, а затем молотили. А еще нас, детей в возрасте 9-10 лет, посылали помогать взрослым рыть окопы под Сабуровщином.

После колхозных дел помогала маме по дому: стирала белье, мыла полы, полола грядки. Чтобы не умереть от голода, ходили с меньшими сестренками по соседним деревням просили еду. Правда, мало кто давал нам, потому что все такие же были – бедные и голодные.

Времена были очень тяжелые, но каждый надеялся – они пройдут, станет жить легче.

Вся жизнь – труд

В 20 лет, в 1951 году, Рая вышла замуж, появились двое детей.

– Вся моя жизнь – труд, – продолжает Раиса Васильевна, – С 14 лет начала работать в колхозе, а с 1965 года – в совхозе «Маяк». Только дояркой отработала более 25 лет. Животноводство было основной отраслью нашего совхоза, да и района. На ферме работать трудно. Еще все спали, когда мы, доярки, телятницы, работники овцеферм, зимой – утопая в сугробах, осенью – под проливным холодным дождем, за три километра бежали на работу. Надо было накормить, почистить, подоить животных и напоить народившийся молодняк молоком. И так каждый день, трудились без выходных, отпусков. А кроме колхозных дел еще и дом, дети-школьники, личное подсобное хозяйство, огород – 50 соток. Свободного времени практически не было. После таких работ – одно желание – выспаться, а спать-то и некогда.

Кроме основной работы Раиса Васильевна занималась общественной деятельностью. Она – депутат нескольких созывов Антопьевского и Хваловского Советов, депутат Калужского областного Совета депутатов трудящихся по Бабынинскому избирательному округу 11 созыва 1967 года, участница областных соревнований мастеров машинного доения.

Да и сейчас, находясь на заслуженном отдыхе, без дела не сидит – чем может, помогает сыну и дочке. У нее восемь внуков и правнуков, и им она часто рассказывает про свою жизнь.

За свой труд в сельском хозяйстве Раиса Васильевна отмечена орденом «Трудовая слава», медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина» и прочими наградами.

Фото из архива Раисы Васильевны Антроповой и из открытых источников.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика