Сергей Лунин отметил юбилей

Татьяна ПЕТРОВА
12.10.2018 16:07
Он из тех творческих интеллигентов, суждения которых, то, что они делают, как говорят, и даже просто поворот головы вызывают неизменное восхищение.

Сергей Борисович всегда был уверен, что будет в театре.
- Кто в детстве космонавтом мечтал стать, кто, как наш дядя Володя, участковый с Маяковки, – милиционером, потому что по должности мотоцикл с люлькой выдавали. А я мечтал быть актером в театре. Это единственная профессия, где люди могут работать до ста лет. Как Зельдин. А я же бегал в массовке в знаменитом «Учителе танцев» и в «Том самом Мюнхгаузене», которого Горин написал на Зельдина. Театр - это моя жизнь.
С 6-го класса Лунин играл в детском театре «Салют», которому профессиональная сцена благодарна еще за несколько известных актеров и режиссеров. Он описывает это время как время абсолютного счастья. После экзаменов в10-м классе он сразу же уехал поступать в театральное. Шел уверенно, подал документы сразу в три. Прошел и в «Щуку», и в Щепкинское. Выбрал второй, подав на курс знаменитого актера и режиссера Виктора Коршунова.
- Коршунов был ведущим актером Малого театра. Парторгом. Но каждый день в 9 утра он был у нас на занятиях. Отказывался даже от ролей в кино ради нас. Команду тоже подбирал тщательно – педагогов по актерскому мастерству, по сценической речи была изумительный педагог Наталья Шаронова. Олег Штефанко, которого все знают по фильмам, не выговаривал три буквы, плюс у него был сильный донецкий говор. Он пахал и все исправил. Аркадий Немировский - мэтр по фехтованию и сценическому движению. Его лекциями про Алексея Дикого, про Мейерхольда, которых он знал и помнил, мы заслушивались. Какие педагоги! Это ж боги были.
После окончания вуза Москва выплюнула его, как и многих бывших студентов, в большую жизнь со свободным дипломом. Прописка закончилась, из общежития выгнали. Сергей Борисович вспоминает, как рыдал в метро на Пушкинской. И на профессиональную сцену он впервые вышел в Пензе. Но скучал по Калуге.
- И я приехал. И по сей день работаю в театре. Предложи мне сейчас в Москву, честно скажу - нет. Здесь и школа моя 12-я, и театр «Салют», где я учился у Павловской. Здесь могилы моих самых близких людей, здесь все.
Работу актера в драмтеатре Лунин успешно совмещал с режиссерской деятельностью, занимался с детьми в «Салюте».
- Мне это доставляло колоссальное удовольствие. Там мы играли и ставили сказки. Я же обожаю сказки, мультфильмы наши. Второе образование у меня «режиссер театра». Министр культуры тогда был Юрий Николаевич Логвинов. Потрясающий человек! В свое время работал директором театра и хорошо его знал. Ни одной премьеры не пропускал, ходил с дочерью, а теперь ходит с внуком. Он и послал от министерства на двухгодичные курсы повышения квалификации по режиссуре. Меня режиссура привлекала. Это пошло от Коршунова, из Малого театра. Я учился дипломный спектакль ставить, как ставил Коршунов. И мне это очень нравилось. Потом я в Калуге ставил капустники. В театре «Салют» поставил «Про Ивана–молодца» с русскими потешками, «Волшебника Изумрудного города», «Емелю». Все это были музыкальные спектакли с песнями, танцами. А в драме самый первый мой спектакль - рок-опера «Красная Шапочка». С живой музыкой – Александр Мостовой, Давид Матюхин, Сергей Шафраненко играли вживую. И актеры пели сами. «Двенадцать месяцев» поставил, «Урфина Джюса и его деревянных солдат». А вот несказочные спектакли не делал. Считаю, что ставить надо тогда, когда не можешь не ставить. Но планы есть. Мне нравится у Шукшина про Емельяна Пугачева, он же его мечтал сыграть, киносценарий подготовил. Потом у Шукшина мне нравится сказка, но для взрослых «До третьих петухов». Чудная! Смешного там столько! Когда был Александр Плетнев, я его уговаривал поставить Островского «На бойком месте». Уже сговорились, вечером посидели, сделали распределение. Утром прихожу – висит приказ: Островский «Волки и овцы». В общем, надежды поставить что-то взрослое не оставляют. Может, после юбилея и жахнем.
Зрителям Лунин запомнился по ярким, характерным ролям –городничего в «Ревизоре», Яичницы в «Женитьбе», Тевье-молочника в «Поминальной молитве» и других.
- Я обожаю Гоголя, это бездна, когда погружаешься, там столько открываешь. Тевье-молочника Горин так написал, я рыдал. С юмором, с болью. После премьеры раздался звонок, и меня пригласили на открытие синагоги. Но это, конечно, Горин, он же писал для театра Ленинского комсомола и на конкретных актеров - Абдулова, Леонова, Пельтцер. Это последняя роль Леонова. Пельтцер была тогда уже очень больна, и ей Абдулов подсказывал: «Мама, сориентируйтесь». Она уже теряла память. А «Дом солнца» как поставил Александр Борисович! Мы до сих пор играем. Главное ведь в актерской игре - не обмануть надежды зрителя.
С юбилеем вас, Сергей Борисович! Ждем вашей взрослой постановки.

Плоды просвещения.JPG
Из досье
В 1980 г. Сергей Лунин окончил Высшее театральное училище им. Щепкина. В 1981-1983 годы служил в армии при Центральном театре Советской армии в команде актеров. После армии поступил на работу в Пензенский драматический театр, где проработал с 1983 по 1986 год. В Калужском театре драмы с 1986 года. С 1993 по 2000 год возглавлял Калужское отделение СТД. В 1997 году окончил институт переподготовки работников искусства, культуры и туризма с отличием. Присвоена квалификация «Режиссер драмы». В 2002 году получил звание «Заслуженный артист РФ».


Фото Калужского театра драмы.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика