Проза как река

Митрополит Калужский и Боровский Климент
26.05.2021 11:13
Андрей Юрьевич Убогий, наш земляк, калужский врач, писатель, стал лауреатом Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

Это по-настоящему высокая награда была вручена Андрею Юрьевичу 20 мая в Москве, и я искренне поздравляю Андрея Юрьевича с ее получением.

Где человек живет? Где работает? Что видит за окном, когда сидит за письменным столом? Что его окружает, когда он выходит из дома? Все это имеет значение, отражается в творчестве писателя. Наша прекрасная Калуга, ее живописные окрестности – безусловный источник вдохновения для Андрея Юрьевича Убогого. Немало замечательных строк посвятил он нашей земле: «У каждого города есть идея, которую можно почувствовать и разгадать. Идея нашей Калуги – гармония. Город как космос, как хор соразмерных стихий – вот принцип Калуги. И не случайно она у нас с вами – космическая. Космос есть гармонический, целостный мир – так думали древние греки, – и вот именно за мещанскою тихой Калугой закрепился сей удивительный титул».

Зачем люди из других городов приезжают в наш город? Чтобы походить вместе с детьми по музею космонавтики – безусловно. Но не только за этим едут к нам. Едут, чтобы побродить по городу, тихо идти, всматриваясь и вслушиваясь, подходить ближе к заинтересовавшим домам, заходить в наши не всем известные, но очень интересные музеи, проходить по скверам и паркам, любоваться Окой, подниматься над городом на колесе обозрения, замирая от восторга: Ока, красивейшие храмы, деревья… Едут, чтобы почувствовать гармонию, которая в нашем городе очень ощутима.

Особенно точные и проникновенные слова Андрей Юрьевич Убогий находит для наших рек: «Калуга без рек – не Калуга. И облик ее, и характер – все омыто текущей водою, все сглажено и смягчено величавым движением Оки. Согласитесь, Калуга на редкость спокойна, неспешна – и это в нынешние нервические времена! – может быть, оттого, что даже и редкого взгляда на реку горожанам достаточно, чтобы успокоиться и, хотя бы отчасти, уподобиться вечной реке.

Но не только снаружи вода окружает Калугу, – стихия воды наполняет ее, так сказать, изнутри. Скажем, Калуге очень к лицу чаепития: мало какой еще из городов своим складом, характером, строем размеренной жизни так соответствует чайному неторопливому ритуалу. И до чего ж хорошо выпить чаю в Калуге: вернувшись с лыжной прогулки по бору или иззябнув во время ноябрьской прогулки по Подзавалью или по переулкам Берендяковки! Сидишь себе, цедишь горячую влагу и вспоминаешь домишки, кусты и заборы, мимо которых сегодня шагал, вспоминаешь картины окраинной милой Калуги…».

Сейчас я цитировал «Калужские очерки». Тема рек обретает по-настоящему глубокое, философское звучание в «Русских реках» Андрея Юрьевича Убогого. Когда я читаю этот текст, меня не покидает ощущение, что именно человек, живущий в нашем краю, видящий наши реки во все времена года, мог так чувствовать речную стихию и так об этом написать: «Мы, русские, вполне можем считать себя нацией рек. Достаточно посмотреть на карту России, чтобы увидеть, насколько же наша земля вся пронизана реками – так же, как человеческое тело пронизано сетью кровеносных сосудов. [… ] Конечно, Россия без рек – не Россия. Дело даже не в том, какое экономическое, транспортное, энергетическое значение имеют реки для нашей страны – по каждому из перечисленных пунктов можно писать не то что статью, а целую книгу – для нас сейчас важно, какое значение реки имеют для русской души. И вот тут можно прямо сказать, что русская лирика (а лирика – это и есть жизнь души) живет неразрывною связью с рекой. Едва ли не главный герой русских песен – река, которая то служит фоном эпического песенного повествования, то выступает одушевленным действующим лицом. Да и сама русская песня похожа на реку: она то разливается вширь, то закручивает бесконечные водовороты повторов, то спешит и бурлит, как бурлит вода на перекате. Конкретных примеров не счесть; читатель может сам взять в руки песенник и посмотреть, какое множество рек течет через русские песни – и как много песен звучит наподобие вольно разлившихся рек».

Калужская земля была свидетелем и участником важнейших исторических событий. Не раз в разных веках приходили на нее враги – и раз за разом их отсюда изгоняли. Становилась наша земля местом важных сражений, воинских подвигов, геройской гибели, самоотверженных трудов. Многие тома исторических трудов не вместили бы происходившее здесь. И событие, обозначившее поворот в нашей истории, свободу от ига, случилось тоже здесь. Стояние на реке Угре. Странно говорить об этом, но есть сегодня соотечественники, которые о нем не знают или только «когда-то что-то слышали».

Я же сегодня хочу снова обратиться к строкам лауреата Патриаршей литературной премии Андрея Юрьевича Убогого: «Ведь именно воды Угры, реки светлой, ласковой, тихой – стали той неприступной твердыней, на которой окрепло и утвердилось русское национальное самосознание. Мы, русские, стали нацией, мы вполне отстояли себя именно в месяцы Великого Стояния на Угре, когда мы положили границу между собой – и иными, желавшими нас поглотить, племенами. И этой границей, что символично, стали именно воды реки: мы как бы выставили перед войсками татарского хана Ахмата нашу русскую суть, нашу душу – и она оказалась неодолима.

Реки объединяют огромное тело России в единое целое. Никакими искусственными дорогами грандиозной этой задачи, конечно же, было не выполнить – тем более, мы-то уж знаем, как хороши у нас, русских, дороги – только реки, как Божьи дороги и неисповедимые Божьи пути, могли нам помочь стать единым народом».

Дороги – тоже одна из тем произведений Андрея Юрьевича Убогого. Есть сборник, который так и называется «Дороги и сны». Дороги в жизни и в литературе часто приводят к рекам, идут возле рек. Или же река – это и есть дорога, по ней продвигаются люди. А бывает наоборот: по дороге течет большой людской поток, и тогда она становится похожей на реку.

Человек никогда не станет писателем, если не научится наблюдать, видеть, если не будет внимателен на своих жизненных дорогах, отправился ли он куда-то вдаль или бродит по родному краю, по знакомым окрестностям. Вот это умение – видеть, наблюдать, запечатлеть в слове – без всяких сомнений есть у Андрея Юрьевича Убогого: «Над Калужанкой, по склону, привольно стояли огромные сосны. Снег понабился в их темную, почти черную, зелень. Блестела обдутая вьюгою бронза стволов. Ветки качались под ветром, и занавесы снеговой пыли бесшумно и наискось падали то с одной, то с другой стороны.

Внизу, в чернолесье ольхи, бормотала река. В конце спуска лыжи так разгонялись, что с трудом отворачивал от дымящейся черной воды. Обвиснув на палках, долго стоял над перекатом. Беседа теперь продолжалась – с рекою. Вода была вся в морщинах и гребнях; казалось, что беспокойная мысль напрягает чело переката. Косноязычно и бурно река торопилась о чем-то сказать – перебивая саму же себя, облизывая черными языками обледенелые губы камней…».

Разными дорогами идет человек. Куда бы ни шел, перед ним предстает прекрасный мир, созданный для нас Господом. На каждом пути есть что-то неповторимое. На каждом пути есть что-то, что может запомниться на всю жизнь. И важно, чтобы человек не только сам умел видеть, чувствовать природу, но и передал это умение своим детям. Нередко именно родители определяют то, что ребенку запомнится с раннего детства: это они его куда-то ведут, что-то ему показывают, подсказывают, когда притихнуть, чтобы услышать пение лесных птиц или тихое журчание ручья, куда посмотреть, чтобы заметить редкий цветок, игру солнечных лучей на поверхности реки, край заходящего солнышка. И дальше уже сам ребенок становится зорким, чутким: он учится замечать, слышать, видеть, запоминать и делиться своими «открытиями» с другими.

Андрей Юрьевич Убогий пишет: «Несу дочку Дашу, как когда-то нес меня отец – но только не доски забора, а вольная летняя ширь открыта ее полусонным глазам. Вдруг ей этот миг закрепится на целую жизнь, станет первым осознанным воспоминанием? Хоть бы, думаю, это случилось – хоть бы душа ее вольно росла меж гудящих от зноя полей… Этот первый мазок, который жизнь кладет на холст нашей памяти, задает настроение, цвет и тональность всей будущей жизни. Так пусть не унылый забор будет памятен Даше – а бледная синь запыленного неба, кружащийся крестик высокого коршуна, и дорога, и шорох овсов, и та нега полдневного русского зноя, в которой плывешь, как в счастливом хмелю…».

Настоящий писатель не только видит мир во всем его богатстве и красоте, и не только он может запечатлеть эту красоту в слове. Он делает это так, что и читатель проникается красотой мира или того края, где он живет. Созерцая творение Божие, его глаз не замыливается, он всегда видит красоту, ее неповторимость и осознает, Кто ее источник. Думаю, произведения Андрея Юрьевича Убогого многим читателям помогли как будто заново увидеть Благословенную Калужскую землю, ее реки, дороги, а для кого-то и открыли красоту и гармонию нашего края.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика