Подкорка

Светлана МАЛЯВСКАЯ
15.10.2020 08:27
Как  раскрыть душу дерева.

- Тпру-у, Сивка! Приехали! 
Наш редакционный «Фольксваген» притормозил у… конной повозки. Мужичок кряжистый, и лошадка ему под стать. Деревянная скульптура украшает въезд в Березичский стеклозавод. Работа здешних мастеров-резчиков - Евгения Григорьевича Першина и его сыновей, Антона и Семена. Именно к ним ехали мы сюда, в козельскую глубинку. 

Колоннада лип

979137da-f05c-4359-9148-00ee2249ed0b.jpg

И ряды вековых лип в усадьбе Оболенских, и колонны питерских дворцов вполне могут встроиться в линию одной жизни. Так случилось у Евгения Першина. Из Березичского стеклозавода уехал он на родину супруги Валентины в Санкт-Петербург (в те годы Ленинград), куда ее распределили после мединститута. «Крепкий культурный бульон» северной столицы - отличная пища для глаз и ума. Особенно если молодой человек любит изобразительное искусство. Евгений даже из кульпросветучилища ушел, поскольку это направление преподавали, по его мнению, недостаточно глубоко.

Вернувшись в Березичский стеклозавод, работал художником-оформителем, преподавал в местной школе, возглавлял клуб, а с начала 90-х годов вплотную занялся деревообработкой.

Мы с его работами познакомились в национальном парке «Угра» и выпросили у директора парка Виктора Гришенкова телефончик мастера.

- Нас в семье было четверо детей. Все мы хорошо рисовали. Я еще в школе начал резать по дереву. Помню, топорик маленький вырезал, даже самому понравилось, - рассказывает Евгений Першин. – Леса в наших краях знатные. Только к каждому дереву свой подход нужен. Я липу очень люблю. Мальчишкой еще был, мне один старичок рассказывал, что липу надо валить в начале августа, когда останавливается рост древесины. Тогда она трещин не даёт, мягкая и податливая. Такие знания всегда пригодятся.

Знаниями Евгений Григорьевич щедро делился с сыновьями – учил резьбе, столярному делу. (И мужа дочери Александра Белозерова ремеслу научил.) Лепкой, рисованием с детьми - Антоном, Семеном и Анастасией - много занималась мама. Теперь в Березичском стеклозаводе настоящая династия резчиков по дереву. У каждого из них свое направление, свой почерк.

Нестандартная красота

фото Кормильцева _4.jpg

- Гнилушка - это вещь! Если её грамотно зачистить, может стать настоящим украшением! – улыбается Антон Першин.

У него в мастерской груды такой нестандартной красоты – коряги с наростами, капы, сувели, корневища. Бросовый материал, но если заглянуть поглубже… Розовый, коричневый, бежевый. Яшма? Родонит? Мрамор? Нет. Деревянные самоцветы.

- Вот я сейчас маслом по спилам пройдусь, вы всю структуру увидите, - проводит он мягкой тканью по будущей столешнице.

Дерево теплое. Его хочется трогать. Даже сухие сосновые сучья, которые больше похожи на стальные. Солнце, ветер, дождь и снег - те еще художники.

- Мне кажется, самая красивая древесина у вяза - по структуре близка к красному дереву. Но свежая такой красоты не имеет. А вот когда вяз упал, пролежал лет пять – ни с чем не сравнится, - объясняет Антон.

Бывают и совсем неожиданные подарки – как-то пилили старый дуб, а там со времен войны осталась снайперская пуля. 60 сантиметров прошла в стволе дерева. Такие отметины мастер не прячет, а использует как изюминку в своих работах. Очень мужских, надо сказать. Брутальным креслам из корневищ, богатырским столам тесно под крышей мастерской. Они хотят воздуха, пиров былинных. Про пятиметровые качели (конечно, мы на них покачались) и говорить не приходится.

- Тяжело в изготовлении. Особенно когда таскать надо, - вздохнул мастер.

Корнепластикой они с отцом и братом начали заниматься в начале двухтысячных. Информацию приходилось собирать по крупицам. Своими руками доходили до премудростей этого ремесла. Но важны в этом деле глаз и чутье на скрытую красоту.

- Материал и вдохновение дает лес, - считает Антон. - Просто взять кусок бревна и выстрогать - это не та профессия. Когда что-то не получается, не складывается вещь, едешь в лес, смотришь – как оно в природе.

Резные кружева

Если вы бывали в Козельске, в парке «Вихляндия», значит, видели резные работы Семена Першина. Вместе с братом они участвовали в его создании. Першин-младший и сейчас работает над проектами мецената Владимира Вихляндцева. Есть где применить фантазию и острый резец.

Правда, в юности серьезно заниматься резьбой он не собирался. Однако отцовские уроки пригодились даже в армии. Талантливый солдат- срочник между нарядами и учениями вырезал панно с орлами для штаба. Ему предлагали остаться, обещали направить на учебу, но он отказался и вернулся домой. С работой в поселке было сложно. Выручило ремесло. Теперь и отец, и брат говорят: «Семен у нас такой резчик!»

- Для меня очень важна эстетическая составляющая. Даже функциональная часть отходит на второй план. Жена меня часто за это критикует. Я стремлюсь украсить, а она уделяет внимание в первую очередь практическому применению вещи, - говорит Семен.

Супруга Валентина - рукодельница – делает традиционные куклы, вяжет игрушки. Художественные советы в семье – нормальное дело. Даже поход в лес не просто прогулка.

- Домашние надо мной смеются: «Опять коряги будешь искать в лесу!» А я не могу, глаз сам высматривает, что для работы пригодится. Недавно из коряги у меня светильник-торшер в виде улитки получился! – поделился Семен Першин.

Когда в здешней крестьянской семье рождался сын, в лесу валили осину для нового дома. Дерево это имеет свойство угарный газ поглощать. Лежали стволы под дождем, ветром и снегом. В год совершеннолетия юноши начинали строительство.

Об этом нам рассказал Евгений Григорьевич Першин. У него подрастает восемь внуков. Есть для кого готовить материал. Может быть, кто-то из них продолжит династию резчиков.


Ещё больше фото здесь!

Фото Владимира Кормильцева и из личного архива семьи Першиных.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика