В ожидании ответов

Анри АМБАРЦУМЯН
28.02.2020
    Новый руководитель региона Владислав Шапша в одном из своих первых выступлений в этой должности призвал региональных чиновников быть максимально открытыми перед людьми – каждый министр должен быть в социальных сетях, лично общаться с людьми.

    - Это мое требование. Будем сокращать сроки реакции, а на наиболее острые вопросы отвечать быстрее, – сказал он.
Как говорится, эти бы слова да Богу в уши.

    У нас вообще сложилась странная картина. О том, что чиновники не должны прятаться в кабинетах, а «вести открытый и честный диалог с людьми, интересоваться их мнением», не устает повторять президент Путин. Будучи губернатором области, Анатолий Артамонов ввел обязательную практику заслушивания критических публикаций СМИ на еженедельных заседаниях правительства, прекрасно понимая, что те являются зеркалом общественного мнения. Казалось бы, при таком настрое вышестоящего руководства остальные «слуги народа» должны взять под козырек и действовать соответствующим образом. Но не тут-то было! Конечно, не стоит мазать всех одним миром. Есть ведомства и муниципалитеты, идущие на контакт со СМИ и старающиеся дать конкретную информацию по журналистским запросам. Но часто приходится сталкиваться с настоящими отписками, составленными явно для галочки.

    Настоящими виртуозами в этом плане являются, к примеру, сотрудники горуправы Калуги. Часто в их ответах на официальный редакционный запрос используется следующая формулировка: «К нашей компетенции не относится». Еще наиболее распространенный вариант – в ответе тщательно пересказывается ваше обращение, но ни слова о том, когда и как будет решена проблема. Вот так, одним росчерком пера отмахиваются и от журналистов, и от граждан.

    По федеральному закону о СМИ срок ответа на официальный запрос редакции составляет семь дней. Но в нашей практике недавно был случай, когда ответ на журналистский запрос от одного из областных министерств пришлось ждать больше месяца. И то получить его стало возможным после настойчивых звонков и напоминаний.
  
    Отдельно стоит сказать о реакции чиновников на критические публикации. Понятно, что никому не нравится, когда тебя критикуют. Не все из чиновников готовы прислушаться к совету президента, по мнению которого, «критика помогает оценить выводы из того, что не получилось, ошибки какие-то вскрыть». Они взяли на вооружение другой путь. На тех же заседаниях областного правительства некоторые министры (думаю, они себя узнают) на просьбу прокомментировать проблемный материал, всегда отвечают: «Это неправда». При этом, в чем конкретно, по их мнению, ошиблись журналисты, не поясняют.

    Порой возникают по-настоящему анекдотические ситуации. Один руководитель, комментируя критическую публикацию, заявил буквально следующее: «Материал не соответствует действительности, но проблема существует». Как говорится, без комментариев. Его коллега постоянно обвинял журналистов в «непрофессионализме и искажении ситуации». И в итоге оказался в очень неловкой ситуации, когда выяснилось, что это не СМИ «врут», а его подчиненные вводят всех в заблуждение, пытаясь скрыть правду и подставляя тем самым своего начальника.

    Мне бы очень хотелось, чтобы чиновники поняли: критика – это часть профессиональной деятельности журналистов, их обязанность высвечивать недостатки нашей жизни, пусть это кому-то и не нравится. Для всех будет хорошо, если между властью и обществом с помощью тех же СМИ будет выстроен полноценный диалог. Пока же они зачастую ведут себя, как три мудрые китайские обезьяны, – закрыв глаза, уши и рот.
Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика