Пёс Алый под замком

Андрей ГУСЕВ
14.08.2020
    Недавно попал в руки большой сборник замечательного писателя Юрия Коваля с маркировкой 18+. Это, если кто не знает, автор подростковых повестей «Недопесок» и «Алый», «Приключения Васи Куролесова» и других увлекательных повестей. А 18+ стоит на обложке книги, потому что где-то в какой-то взрослой повести у него проскакивает нецензурное слово, что и послужило формальным поводом для такого жесткого ограничения.

    В книжном магазине подобные книги запечатывают в целлофан. А в библиотеках теперь их будут отправлять в специальные шкафы, где тома станут недоступны юным читателям, или хранить в помещении, «закрываемом на ключ». В библиотеках с двумя и более залами предлагается выставлять такие книги там, где нет детей. Недавно федеральный минкульт проявил свою функцию по защите нравственности несовершеннолетних любителей чтения, опубликовав соответствующий приказ с новыми правилами для библиотек. В приказе говорится, что библиотекарь должен отказывать несовершеннолетним читателям в выдаче книг с маркировкой 18+ и предлагать взамен «информационную продукцию, соответствующую возрасту».

    Эта директива культурного ведомства, которую в конце года успел подписать Владимир Мединский, вступает в силу только сейчас. Она вызвала неоднозначную реакцию даже в Государственной Думе, которая, как известно, всегда стоит на страже традиционных нравственных и семейных ценностей. Так, председатель комитета по культуре Елена Ямпольская высказалась за четкие критерии для подобной маркировки.

   «Они должны быть ясными и четкими. Никакой вкусовщины, максимум здравого смысла. Лично я считаю оскорбительным для русской культуры, когда «Тихий Дон» стоит на полках библиотек с маркировкой «18+» и штампом «Содержит нецензурную брань». Тем же ханжеским клеймом припечатаны Есенин, Маяковский, Искандер, Астафьев, Бродский...» - считает законодатель.

    К тому же, как мне кажется, появление подобного запрета опоздало лет так на 10-15. Сегодня библиотека перестала быть единственным источником, где можно взять интересную или необходимую литературу. Книги становятся широко доступны благодаря многочисленным электронным ресурсам, где любую книгу можно скачать, причем часто бесплатно. Да, это тоже своего рода пиратство и определенное нарушение авторских прав писателей. Но лучше уж так, чем предпринимать очередные попытки ревизовать творчество писателей, многие из которых являются признанными или вообще классиками, и употребление элементов ненормативной лексики для них не является самоцелью, а служит решению определенных художественных задач. Так ведь можно и на собрание сочинений Пушкина ограничительный возрастной гриф поставить.

    Но библиотека – вовсе не главное место, где можно столкнуться с матерщиной. Все слова, употребление которых претит чиновничьему слуху, дети и подростки во множестве услышат в интернете на ютуб-каналах своих кумиров. Или в повседневной жизни на обычной улице, во дворе. Поэтому приказ культурного ведомства вряд ли послужит каким-то новым победам в борьбе за подростковую нравственность. А вот оттолкнуть кого-то из юных читателей от библиотеки, где благодаря новому запрету для него станет недоступно какое-то интересное совсем не матерное произведение, может вполне.
Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика