Куда спешим?

Анри АМБАРЦУМЯН
16.08.2019
    Возможный переход на четырехдневную рабочую неделю – одна из самых обсуждаемых тем нынешней недели. Напомню, что впервые эту идею в начале лета озвучил премьер-министр Дмитрий Медведев. Выступая на международной конференции по труду, он заявил, что не исключает перехода экономики в будущем к четырехдневной рабочей неделе, которая станет «основой социально-трудового контракта». По мнению Медведева, причиной сокращения рабочего времени является технологический прогресс.

    Данная идея тогда достаточно активно обсуждалась экспертами и общественностью, в том числе и на страницах нашей газеты (смотрите номер от 21 июня). Общий лейтмотив дискуссии был таков: мысль хорошая, но в ближайшем будущем вряд ли осуществимая, так как она потребует серьезных изменений в трудовом законодательстве. Да и вопрос социальных гарантий граждан и уровня их заработной платы оставался открытым. Казалось, все будет развиваться по схеме: поговорили – обсудили - забыли.

    Но в начале нынешней недели с этим предложением вновь выступили профсоюзы. Федерация независимых профсоюзов России предложила рассмотреть идею о переходе на четырехдневную рабочую неделю с сохранением прежней зарплаты сотрудников. Инициативу обещали внимательно изучить в Министерстве труда РФ, ее поддержали в Государственной Думе.

    – Такой переход позволит людям получить больше времени для отдыха, которое они смогут провести с семьей, потратить на самообразование или заботу о своем здоровье. Сохранить зарплату – необходимое условие перехода, - заявил вице-спикер Андрей Исаев.

    Уже на сентябрь запланировано детальное обсуждение вопроса на парламентском и правительственном уровнях.

    Любопытно, что сами граждане, которые по идее должны прийти в восторг от возможности получить лишний выходной, пока к данной идее относятся с недоверием. Согласно данным ВЦИОМ, 48 процентов россиян не поддерживают возможный переход на рабочую четырехдневку. Люди элементарно боятся, что их и без того не очень великие доходы, несмотря на все заверения, снизятся. И эти страхи перевешивают перспективы получить дополнительное время «на отдых и самообразование».
  
    Лично мне во всей этой истории непонятно одно: куда мы вообще спешим? Сокращение рабочей недели пока не могут позволить себе даже богатые европейские страны с высокоразвитой промышленностью. У них в массе своей рабочие трудятся на высокотехнологичном оборудовании, на котором достигается высокая производительность. У нас в стране, по статистическим данным, коэффициент износа оборудования составляет более 50 процентов. На такой технике, даже при наличии высококвалифицированных специалистов, улучшить производительность труда вряд ли возможно. Поэтому, по мнению многих экспертов, было бы логичнее вначале провести полномасштабную модернизацию производства, своего рода промышленную революцию, а уже потом задумываться о сокращении рабочей недели. А пока есть все риски, что введение дополнительного выходного приведет к резкому падению объемов производства. Кроме того, возникает множество других вопросов. С госпредприятиями, допустим, все ясно. Но как быть с теми, кто работает на частника? Как будут работать учителя и врачи? Одним словом, пока здесь очень много неясного.

    На мой взгляд, правильней было бы досконально обсудить вопрос, взвесить все нюансы, а уже потом озвучивать его. В конце концов сегодня в стране есть множество актуальных проблем, решением которых могли бы заняться профсоюзы, думцы и правительственные чиновники.
Нет комментариев

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий
Поле имя обязательно для заполнения Поле сообщение обязательно для заполнения Не подтверждено согласие
Ваш комментарий добавлен
Поделиться публикацией