Жизнь внутри памятника

Игорь Фадеев
16.05.2019 09:25
Обитание в многоквартирных домах, построенных более ста лет назад, стало настоящим испытанием для тысяч жителей области.

Старинные дома - объекты культурного наследия, создающие туристическую привлекательность нашего региона, для живущих в них людей вовсе не являются привлекательными. Жить в таких «памятниках» порой просто невыносимо. Но в них как-то умудряются выживать тысячи наших граждан.

Дурно пахнущая история

Боровск – не просто город, а музей под открытым небом. Здесь что ни дом – то живая история. Тысячи туристов, приезжающих сюда, любуются сохранившейся стариной древнего Боровска. Но живущим в такой «старине» людям не до любования. Это снаружи их исторические дома выглядят картинно, но внутри совсем другая история. В этом мне пришлось убедиться, когда я побывал в Боровске по обращению жительниц города Галины Соколовой и её дочери Анны Ивашиной, проживающих в доме 18 по улице Коммунистической.

Дому № 18 более сотни лет. Местные старожилы утверждают, что в соседнем с ним кирпичном доме некоторое время проживала семья Циолковских. Уже в наше время этот дом неоднократно перестраивался, расширялся, что, впрочем, никак не улучшило условия проживающих в нём десяти семей. В стенах дома за десятилетия эксплуатации появились многочисленные сквозные трещины, через которые уходит драгоценное в прямом смысле слова тепло - семья Галины Соколовой, состоящая из пяти человек (двое – инвалиды), вынуждена платить за отопление до 15 тысяч рублей в месяц. Но даже этого тепла им зимой не хватало, приходилось устанавливать дополнительные средства обогрева. А это новые расходы, которые жильцы со скромными пенсиями осилить не в состоянии. В 50-процентной скидке на оплату услуг теплоснабжения пенсионерам и инвалидам было отказано.

Дом в Боровске.JPG
Внутри дома  на Коммунистической, 18.

Похожая ситуация и в девяти других квартирах этого дома, находящегося на обслуживании управляющей компании ООО «УК «Строй-Белан». Опасно даже ходить внутри этого старинного особняка, а не то что жить в нём. Полусгнившие полы проваливаются, угрожая переломом ног, с потолков капает, по всему дому стоит чудовищный гнилостный смрад. Удивительно, что этот объект не признан аварийным. А всё потому, что собственники квартир должны за свой счёт провести экспертизу жилья, на основании которой и может быть принято решение о его аварийности. Цена вопроса – около 50 тысяч рублей. И здесь всё по закону, как прокомментировал заместитель министра строительства и ЖКХ Руслан Маилов. Он же добавил, что в Боровске высокие тарифы на отопление, но компромисс по скидкам в этом вопросе с администрацией города найти можно было бы. Но власть в Боровске сменилась, а жильцам теперь лишь остаётся отстаивать свои права в суде.

Обманчивая красота

Подвойского, 5, – адрес одного из калужских домов, который в числе прочих строений, по словам старожилов, принадлежал городскому голове Ивану Ципулину. С октября 2016 года этот дом признан аварийным и предназначен к отселению до марта 2019 года. Но, по словам обратившейся к нам жительницы этого дома, пенсионерки и инвалида Валентины Федосеевой, городские власти передвинули срок переселения на 2022 год, посчитав её семью, имеющую скромную дачу, зажиточной. С улицы выглядящий вполне примечательным этот старинный дом рассыпается на глазах, жильцы ремонтируют его собственными силами, насколько им позволяют средства: замазывают дыры и трещины в стенах, меняют прогнившие половицы, ставят подпорки под проседающие потолки, латают протекающую крышу. И всё это делают отнюдь не зажиточные граждане, а пенсионеры. Управляющие компании, обслуживающие этот многострадальный дом, меняются ежегодно. А люди вынуждены жить здесь в нечеловеческих условиях.

Подобных домов в нашей области сотни, если не тысячи. Кроме Боровска Мосальск, Юхнов, Таруса, Медынь и Мещовск переполнены жилыми домами старинной постройки. Сколько всего в нашей области многоквартирных домов, являющихся объектами культурного наследия, сегодня трудно сказать, потому что многие из них попросту не выявлены. Другие выявлены, но не внесены в соответствующий реестр. Печальным примером может служить история с домом Яковлева в Калуге, который формально не был внесён в реестр объектов культурного наследия. Краеведы забили тревогу лишь тогда, когда этот дом начали сносить.

 Ау, инвесторы!

На брифинге с представителями областной прессы глава Фонда капремонта Алексей Иванов справедливо заметил, что сейчас крайне важно провести тщательный мониторинг всех объектов культурного наследия. Также Алексей Иванов проинформировал, что впервые с 2019 года в краткосрочные программы капитального ремонта включено пять малоэтажных домов в Калуге, которые являются объектами культурного наследия и требуют как минимум вдвое-втрое больше затрат, чем обычное жильё. Да и организаций, имеющих лицензии на ремонт таких объектов, в нашем регионе единицы.

Идею о необходимости привлечения инвесторов к программе капремонта озвучил на прошедшем недавно совещании с руководителями федеральных органов власти первый заместитель губернатора Дмитрий Денисов: 

- Те объекты недвижимости, которые имеют охранные обязательства, следует передать инвесторам, которые за внебюджетные средства могут провести реставрационные работы и приспособить эти объекты под современное использование. Необходимо, чтобы муниципальные образования как можно быстрее находили новых собственников для таких объектов. 

Кстати

С прошлого года в Санкт-Петербурге, Тюменской области и республике Северная Осетия-Алания к программе капремонта объектов культурного наследия региональным властям удалось привлечь дополнительные средства инвесторов. Поэтому в этих субъектах капитальный ремонт объектов культурного наследия сдвинулся с мёртвой точки и начал стабильно развиваться. Опыт этих регионов взяла на вооружение и наша область. 

Видеоматериал на тему подготовил журналист редакции Владимир Кормильцев


Фото Сергея ЛЯЛЯКИНА.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика