Всему своё время

Ольга КОЛЕНОВА
03.06.2020 15:10
О том, какой ресурс – самый ценный.

Мы сидим за столиком в семейном кафе-музее «Тарусское время» и разговариваем с его владельцем Владимиром Самохиным. Уже второй месяц из-за пандемии одно из самых ходовых кафе в городе закрыто. В какой-то момент понимаешь, что же здесь не так — кроме отсутствия посетителей. Непривычная звенящая тишина. Все часы, а их здесь больше двухсот, и все разные, стоят! Молчат изящные будильники, свисающие с потолка, ходики с кукушками, часики с мелодичным боем, советские и иностранные. Замерли стрелки, перестали действовать точно отлаженные механизмы.

Время N

— Я остановил их, — объясняет Владимир, — когда снимал со стены. Ремонт вот большой затеял. Когда бы еще смог себе позволить закрыться на целых два месяца — да никогда! Так что карантину я, можно сказать, очень благодарен.

Время «Тарусскому времени» досталось сложное. Малый бизнес вынужденно простаивает, и неизвестно, когда вернется к привычной работе. О снятии ограничений в нашем регионе пока говорят очень осторожно. Многие признают, что им бы еще день простоять да ночь продержаться — бизнес терпит небывалые убытки. Кафе организовало доставку еды на дом, но понятно, что это капля в море. В докарантинные времена здесь было не найти свободного столика... Сейчас часы стоят.

— Заведем их снова, — уверен предприниматель,— и все наладится.

Он точно знает, о чем говорит, — никогда, абсолютно никогда время простым для него не было.

Еще в 90-х тарусянин Владимир Самохин, мастер-резчик по дереву, ездил в Швейцарию на практику. Возвратившись, спустился с трапа самолета, еще раз внутренне пережил все увиденное в маленькой благополучной стране и чуть не заплакал. Как же хотелось, чтобы и у нас было не хуже! И для себя понял – как же там умеют работать, если сказать по-русски, то вкалывать. Так родилась мечта о собственном деле, тогда, казалось, несбыточная — молодость, «роллтон» и откладывание денег на билет до Калуги, к родителям. Но мечта появилась и уже не отпускала.

О 90-х он вспоминает как о злом и веселом времени. Сейчас молодежь — прекрасная, инициативная, но той закалки в них нет и быть не может. Кем только не довелось поработать: и строителем, и мастером наружной рекламы, и даже в кино снимался в эпизодах, играл милиционеров.

— Типаж подходит, — смеется Владимир.

А потом словно сверху окликнули: ну что же ты?

— Иду по «Метро», тележку впереди себя толкаю. Чувствую — наступать неудобно. Песок в ботинках, и вытряхнуть его не получается. Снимаю, а в тапках две дыры, подошва стерлась насквозь. До того забегался, что не заметил, постоянно с ног валился от усталости. Поэтому, кто хочет открыть кафе, ему надо начать с обуви. Если вы сотрете несколько пар, значит, кафе у вас откроется. Что дальше будет — не знаю, но хотя бы откроется, — серьезно говорит Владимир.

Ту пару он сохранил, подумывает поместить ее в рамочку — и на стену. На память.

Внутренние ресурсы

В таком особенном городе, как Таруса, и кафе должно быть особенным. Он и придумал подходящий формат: кафе-музей. В городе, где приезжих удивляет количество памятников и интересных локаций на квадратный километр, кафе уверенно заняло свое особое место. Двухэтажное воздушное здание с панорамными окнами, легкость которого «приземляют» основательные пушки, словно замершие стражи на городской ратуше.

Внутри — домашний уют и неуловимое, очень теплое ощущение старой Тарусы. Сегодня все чаще и сами тарусяне, и приезжие говорят об уникальности города на Оке, вместившего много знаменитых и много простых, но оттого не менее интересных судеб. Вот они — на черно-белых фото в тяжелых альбомах: люди, старинные улочки, неспешные воды большой реки. Владимиру Самохину удалось совместить, «схлопнув» в пространстве своего кафе удивительные временные параллели.

— У меня все есть. Здоровые руки, ноги, голова. Я богатый человек, — продолжает Владимир. — И это для меня не просто бизнес. Бизнесом кафе перестало называться, когда мы построили свой дом. До этого своего жилья у нас не было. Теперь мы, можно сказать, живем здесь всей семьей. Работаем.

Все тут сделано своими руками.

— За барную стойку запросили 500 тысяч, я ее сам сделал за 15. За диваны счет выставили что-то около двухсот. Я их тоже сделал сам, никто не верил поначалу. То же самое — столы. Плитку положил, отопление провел. Жена сшила весь текстиль в кафе — шторы, салфетки. Дети, они у нас молодцы, во всем помогают... А вот новые полочки для часов, все стойки разные. После ремонта установил — получилось, правда? — улыбается Владимир.

Все получилось. Уже несколько лет интернет полнится отзывами о том, что «Тарусское время» обязательно стоит посетить, если сюда едешь. И все они начинаются с определения «самое» – самое уютное, самое вкусное, самое лучшее. Год назад Владимир открыл еще одно кафе с бодрящим названием «Доброе утро». Оно постепенно тоже наполняется своими фишками и креативными решениями. В кафе частые гости не только москвичи, но и местные. А Владимир за шесть лет ресторанного бизнеса научился делать сам абсолютно все. И даже ремонтировать часы.

— Я не директор, — говорит он, — я разнорабочий — так и напишите...

Мы долго говорим о сегодняшнем времени, которое нам всем необходимо пережить. А возможно, и научиться вскоре жить в другой реальности. Опускать руки, в любом случае, не стоит. Вот и на одной из деревянных полочек в кафе-музее вырезано выражение: «Аll in good time» — «Всему свое время». А если переводить дословно, то «Всё в хорошее время». Его человеку отпущено ничтожно мало, а успеть сделать надо очень много. Поэтому время всегда хорошее, несмотря на трудности, и у каждого оно — свое, уверен тарусский предприниматель Владимир Самохин. Это, если хотите, его жизненный принцип. Так и живет.

Фото автора.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика