С верой в душе

Татьяна МАЛОВА
30.10.2020 10:00
Восстановлено ещё одно доброе имя из десятков тысяч жертв политических репрессий.

В 2003 году комиссия завершила работу, а в районной газете были опубликованы списки реабилитированных по Перемышльскому району. Среди них - имя уроженца села Гремячево Павла Фёдоровича ГРИШИНА, 1889 года рождения.

Не пошёл в колхоз

Почему горнило машины репрессий коснулось этого, в общем-то, ничем не приметного, деревенского мужика, жившего не в уездном и даже не в губернском городе, а в тихом селе?

Родственников Павла Федоровича найти оказалось несложно. Рассказать о нем смогла только его внучка - Нина Алексеевна Михайлова, живущая в Москве.

- Мой дедушка родился и вырос в большой семье. Жили как многие работящие односельчане: имели в хозяйстве двух коров, двух лошадей, ригу, амбар и шестерых детей. Павел Федорович был набожным человеком, церковным старостой, пел в церковном хоре. Был очень грамотным - читал книги на латинском и старославянском языках. Когда в 1929 году в деревне началась коллективизация, дедушка не вступил в колхоз, так как не мог изменить своим взглядам, своей вере. За это Павла Федоровича арестовали и увезли в район.

Господь за веру спас

- Несколько месяцев он находился в тюрьме, но это не сломило его волю, не заставило отказаться от своих принципов, - продолжает рассказ внучка Нина Михайлова. - Однажды ночью, лязгнув тяжелыми запорами, отворилась тюремная дверь, и надзиратель произнес фамилию Гришина и еще двоих. Сидящие в камере прекрасно знали - это расстрел. Приговор не зачитывали. Стоя под дулами винтовок, дедушка думал только о своей семье да молил прощения у Бога. Но в последний момент Павла Федоровича отвели от вырытой ямы. Его сокамерников расстреляли. До конца своих дней дедушка так и не смог разгадать причину своего спасения. Он всегда так и говорил: «Это Господь за мою веру спас меня».

Еще целый месяц после несостоявшегося расстрела Павел Федорович провел в тюрьме. Ни допросы, ни угрозы не смогли заставить его отказаться от своих жизненных принципов.

Единоличник

Выйдя на свободу, Павел Гришин узнал, что у них забрали все: скотину, землю, сломали ригу и амбар. Одна сотка земли... и больше ни на что не имел права в деревне «враг народа», да еще с позорным по тем временам ярлыком «единоличник». Он приклеивался на всю жизнь и детям, и внукам.

Создавая новое общество, образовывая колхозы, власти действовали по принципу «разрушим до основанья, а затем...», уничтожали духовные ценности, истребляли веру в Бога. Как же тяжело пережил он разгром церкви в Гремячеве в 1935 году! От боли сжималось сердце пpи виде того, как сжигались иконы, церковные книги, утварь, как сбивались кресты с куполов и колокола со звонницы.

Успенский собор стал хранилищем для удобрений. В Георгиевской церкви разместили тракторные мастерские. Вплоть до 1992 года здесь было полное запустение и забвение.

Без земли на селе крестьянину - смерть. Много ли вырастет на одной сотке? На работу ни Павла Федоровича, ни его жену не брали. А надо было жить, растить младших детей.

Сыновья на войне

- Умел Павел Федорович починить обувь. Кстати, до сего дня сохранилась лавка, на которой дедушка промасливал дратву. К нему со всего села несли подшить валенки, подштопать сапоги и ботинки. Как вознаграждение за труд кто яиц, кто молока давал. Чуть позже стали помогать старшие дети. Особенно помню тетю Наташу, она немного деньгами помогала. Появились у нас две козы и пяток кур... - рассказывает внучка. - Как человек глубоко верующий в Бога, Павел Федорович был добрым. Вот и детям своим внушал мысль, что нельзя озлобиться на весь мир, а надо перетерпеть трудные времена и верить в людей.

Хороших детей воспитал Павел Федорович. Два его сына прошли всю Великую Отечественную войну с первого до последнего дня.

Старший Алексей - наводчик «катюши». Был ранен. Награжден множеством орденов и медалей. Особенно он гордился грамотой, подписанной самим Сталиным.

Второй сын Иван воевал в развед-роте. Победу встретил в Берлине. Он единственный из детей остался жить в родном селе. Дочь Екатерина в годы лихолетья трудилась на угольной шахте под Суворовом.

Ровно пятьдесят лет не дожил до своей реабилитации Павел Федорович Гришин. Только внуки и правнуки дождались момента справедливости - восстановления честного имени дедушки.

Нина Алексеевна, читая список реабилитированных, плачет, но не от радости. Это известие родные восприняли с болью и обидой в сердце и очень благодарны государству за то, что оно сумело во всем разобраться.

Хранитель рода

Каждый год с мая по ноябрь Нина Алексеевна живет в родовом доме в селе Гремячево. Построенный предками на века, тот выглядит как семейная крепость: стены толщиной чуть ли не в метр, маленькие окошки с видом на пойму Оки, сени, «теплушка» и крылечко.

В доме на самом видном месте - иконостас. Внучка ничего не меняет в интерьере, только побелит и покрасит. Вот и новый палисадник поставила. Дом - безмолвный свидетель и хранитель рода Гришиных.

А в селе Гремячево за последние десять лет восстановили порушенные святыни, которым верой и правдой служил Павел Федорович Гришин.

Фото автора.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика