О ЧЁМ МОЛЧИТ КРАСНЫЙ ОБЕЛИСК

Виталий РОСТ
29.04.2020 12:08
Как Медынь вписала себя в военную историю России XIX века.

...Внезапно из-за деревьев выскочили отряды шумных, гикающих казаков, повергнув поляков в замешательство. Уставшая конница, с трудом передвигаясь по вязкой грязи, заметалась в панике... И нет, это не сценарий фильма. Это события двухвековой давности, произошедшие на окраине Медыни во время Отечественной войны 1812 года.

Смешались в кучу кони, люди...

Французский император Наполеон не терял надежды пробиться в Калугу, где можно было бы перезимовать и пополнить запасы продовольствия и фуража. Поражение под Малоярославцем заставило срочно искать обходные пути к цели. Князю Юзефу Понятовскому, командиру польского корпуса, выступавшего на стороне французов, был послан приказ отработать направление Медыни, которая, по представлению Бонапарта, не могла помешать на пути к мировому господству.

Итак, 13 (25 по новому стилю) октября 1812 года наполеоновские войска начали свое движение по Смоленской дороге в направлении Медыни. Французский отряд, направляемый генералом Шарлем Лефевром-Денуэттом, представлял собой объединённые силы егерских и уланских кавалерийских формирований под командованием Тадеуша Тышкевича, а также 15-го пехотного полка, половины 2-ой роты конно-артиллерийского полка и 5 орудий. Силы русских в тот день составляли объединённые отряды военачальника Василия Быхалова, укрепленные 9-м и 11-м казачьими полками Григория Иловайского и силами самообороны. С каждой из сторон в сражении участвовало около 1200 человек.

А ещё на стороне русских были погода и природа. Осень 1812 года выдалась дождливой, размокшие от ненастья дороги вместе со сложной пересечённой местностью оказались явным препятствием для развёртывания артиллерии и продвижения крупных лошадей неприятеля. Наши же донские кони, неприхотливые и юркие, были более привычны к путешествиям по распутице.

Густота медынских лесов также сыграла на руку русским войскам. Казачьи отряды Иловайского смогли укрыться в засаде в чаще рядом с дорогой, в то время как полк Быхалова отходил к Медыни. Уловка удалась, и не ожидавшие подвоха поляки, преследуя отступающих русских, угодили в капкан в километре от города. Казаки напали на наполеоновскую колонну с двух сторон; отряд Быхалова же развернулся и атаковал смешавшегося врага в лоб. Завязалась рукопашная схватка. Польской кавалерии пришлось срочно отступать по лесу. Однако через несколько часов на выходе из чащи неприятель столкнулся с русскими пушками и казачьими отрядами. И только неприятельская пехота, прикрывая, спасла отступающую конницу от полного разгрома.

Из воспоминаний польского офицера Колачковского, участвовавшего в том бою: «Все бывшие в этом деле офицеры соглашались с тем, что они  никогда не видели так слепо и отважно нападавших казаков и, если  бы не два батальона 15-го пехотного полка,  никто из нашей кавалерии не ушёл бы живым из этой стычки…» (Из статьи А.И. Попова «Дело под Медынью»).

Первый важный шаг

Сражение, начавшееся в 11 часов утра, закончилось с наступлением темноты. Основные потери понесли именно польско-французские захватчики: около пятисот солдат были убиты, семьдесят - ранены. Русскими захвачены брошенные обозы и все орудия с зарядами, пленены несколько десятков рядовых, а также кое-кто из военного руководства, в том числе сам генерал Тышкевич. Оставшаяся часть отряда Лефевра отступила к селу Кременскому, где, зализав раны, подсчитала потери - человеческие, продовольственные и морально-тактические.

Особо стоит отметить в этой маленькой, но важной, победе роль русских отрядов самообороны, собранных в основном из числа местных крестьян, прекрасно знавших окрестные леса и болота.

Вообще, этот бой имел больше психологический эффект, нежели стратегический. В сложной военной обстановке того времени русским воинам нужны были именно такие победы, как под Медынью и Малоярославцем, дабы воспрянуть духом и ощутить силы.

С другой стороны, два поражения подряд на Калужской земле изменили и планы Наполеона, и ход войны в целом. После боя под Медынью войска французской империи, отступив по Смоленской дороге, двигались только в западном направлении, да и то недолго: через два с половиной месяца русские земли были освобождены от врага полностью.

Увековеченное мужество

Обелиск, историческое фото..jpg Вскоре после сражения вблизи дороги, ведущей в сторону Вереи, был установлен большой деревянный крест. В 1854 году на средства городского главы, медынского купца Николая Рябцева здесь был воздвигнут обелиск из красного кирпича. Под двумя разномерными каменными параллелепипедами находилось массивное основание; верхнюю часть монумента составляла двухметровая шестигранная пирамида, увенчанная крестом.

Отсутствие каких-либо украшений, кроме кирпичных карнизов, придавало обелиску несколько аскетичный, но при этом торжественный вид. На одной из сторон сооружения была повешена икона святых Карпа и Папилы, днём памяти которых считается 26 октября. Ежегодно на годовщину сражения медынцы совершали к обелиску одобренный самим императором Александром II крестный ход с проведением молебна и панихиды по убитым.

В первые годы советской власти икона Карпа и Папилы, по всей видимости, была снята. Во время Великой Отечественной войны памятник был разрушен фашистскими захватчиками. Но по сохранённым старым фотографиям в 1970 году исторический монумент был детально воссоздан.

Сегодня обелиск под Медынью - не только дань памяти русским людям, сражавшимся против захватчиков в 1812 году. Это и монумент тем маленьким сражениям, сумма которых и складывалась в одну общую большую победу. Частица русского свободного духа и характера, увековеченная в камне.


Кстати

Военачальник, князь Михаил Илларионович Кутузов, посетив проездом Медынь 18 октября 1812 года, позже напишет калужскому губернатору Каверину: «Остановившись с войсками проездом в  г. Медыни, нашел я  в  нем  все  гражданские власти... притом совершенный порядок, приличествующий благоустроенному городу, несмотря на то,  что близ  оного два дни  назад  происходило сражение…»

Фотографии из открытых источников.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика