Аккордеонист на улице

Фёдор ТОННЕЕВ
22.05.2020 14:43
О чём рассказал "Огонёк" 45-го года.

    В советские годы калужане, как вообще все жители страны, выписывали много газет и журналов. Это не такой уж большой секрет. Другое дело, что, прочитав, их мало кто берег. Угодить в макулатуру, на переработку – это еще не самая плохая участь периодики и тогда, и сейчас. В семье Николая САЛИЩЕВА выписывали «Огонек» с 1942 года в течение нескольких десятков лет, и журналы бережно хранятся до сих пор. Николай Дмитриевич согласился познакомить нас со своей коллекцией. Давайте вместе полистаем журналы за победный сорок пятый.

   Медаль за бой, медаль за труд

    Открывая страницы старого «Огонька», можно подумать, что война как будто и не самая главная тема журнала, хотя это, конечно, совсем не так. Первые январские номера открываются фотографиями освобожденной Варшавы, других городов. Журналисты Исаак Ермашев и Леонид Волынский пишут «Дневник войны», давая подробный обзор происходящих на фронте событий.

    На второй странице продолжалась традиционная рубрика «Дела и люди советской страны». Здесь все вместе: и те, кто на фронте, и кто трудится в тылу. На обложке четвертого номера появляется московская учительница Мария Малютина, награжденная орденом Ленина. Она начала работать еще до революции, а в годы войны продолжала учить даже в бомбоубежище. Когда в последние годы учителя получали у нас высшую награду страны? Дальше, в этом же четвертом номере, на второй странице обращает на себя внимание фотография: отец и двое его сыновей. «Они работают рядом у гаубицы. Артиллеристы Бабины участвовали в освобождении родной Украины и теперь уничтожают врага на его же земле». Здесь же – снимок Александра Космодемьянского, брата знаменитой Зои. От номера к номеру публикуются портреты людей, которые должны служить примером. Они все рядом – и воины, и труженики тыла: лучшая доярка и летчица эскадрильи ночных бомбардировщиков, строитель доменных печей, токарь и ученый-медик, член Академии наук, слесарь-лекальщик, шахтер, ткачиха-стахановка и лучший снайпер, артиллерист, танкист… Те, на кого надо равняться.

    Перелистав несколько страниц, забудешь, что идет война: тут заметки о театральных премьерах, дрессированных леопардах, выступающих на арене цирка, о шахматах (в начале 45-го прошли чемпионаты Украины и Грузии), кроссворд…

    Журнал отражал самые главные события, публикуя фоторепортажи с Ялтинской конференции, из освобожденного Будапешта. И от номера к номеру становилось ясно, что приближается то, к чему страна стремилась четвертый год. Несколько строк из номера от 10 февраля, из короткой заметки «В глубь Германии» (это скорее подпись под снимком: горящая улица немецкого города, мчащийся советский танк): «Впервые после наполеоновских войн Германия стала ареной опустошительной войны. Советские воины несут гитлеровцам возмездие. Историческая директива товарища Сталина – довершить разгром фашистской Германии – будет полностью осуществлена...»

   Правил движения никто не соблюдал

    27 мая журнал рассказал, как проходило подписание акта о безоговорочной капитуляции. По местному, немецкому, времени это было 8 мая. На фотоснимках – представители немецкого командования и союзников, прибывшие на аэродром, дом военно-инженерного училища в Карлсхорсте, еще пустой зал, где в нужном порядке расставлены стулья и столы, горит люстра, развешаны флаги. Вот, на другом фото, сюда входят Маршал Советской Союза Жуков и главный маршал авиации Артур Теддер, англичанин. «Наступают исторические мгновения, которых ждут все народы», - гласит подпись. На соседнем снимке Жуков, встав со своего места в президиуме (все другие сидят), объявляет, что в зал могут войти представители немецкого командования. Их сюда не пустили сразу, они ждали приглашения. На снимке, который размещен рядом, Вильгельм Кейтель с моноклем в левом глазу подписывает лежащий перед ним лист. Внизу третьей страницы журнал опубликовал текст исторического документа.

    Дальше, на четвертой и пятой страницах майского номера, шел разворот с портретами советских полководцев, в том числе Жукова, а затем, с шестой по девятую, – фоторепортаж о том, как праздновалось 9 мая в Москве. Здесь – запруженная людьми Красная площадь с собором Василия Блаженного и Спасской башней; аккордеонист, играющий прямо на улице; давка у «Гастронома № 1» на улице Горького, ныне Тверской, где смели с полок всё вино и шампанское, товарооборот вырос в десять раз; дежурный врач родильного дома с марлевой повязкой на лице и двумя девочками на руках (как гласит подпись, одна из них родилась в ту минуту, когда по радио передавали сообщение о капитуляции, а другая - под гром победного салюта. Обеим девочкам дали имя Виктория). И дальше просто фотоснимки с московских улиц. Сразу понятно: правил дорожного движения 9 мая 1945 года никто не соблюдал…

    Старые журналы доносят до нас дух времени, настроение эпохи. Спустя 75 лет невольно хочется пережить те же чувства, ту же радость, оказаться среди этих торжествующих людей…

IMG_20200428_134439.jpg

IMG_20200428_134459.jpg

IMG_20200428_134523.jpg

IMG_20200428_134547.jpg

IMG_20200428_134600.jpg

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика