Законность компромисса не предполагает

Людмила СТАЦЕНКО
11.01.2019 12:16
12 января - День работника прокуратуры Российской Федерации

     Прокуратуре до всего есть дело. Жизнь в любом цивилизованном государстве регламентируется законом. На его страже надзорное ведомство стоит вот уже 297 лет.

Накануне профессионального праздника сотрудников органов прокуратуры наши вопросы прокурору области Александру Юрьевичу Гулягину.

     Поздравляю своих коллег, сотрудников органов прокуратуры с профессиональным праздником. 297 лет исполняется со дня образования органов прокуратуры. Нам выпала честь работать в этой системе. Несмотря на все трудности, которые возникают в нашей работе, желаю всем оставаться оптимистами, самореализовываться именно в этой профессии.
    Отдельные слова признательности ветеранам органов прокуратуры Калужской области. Это тот ценный пласт, значение которого сегодня трудно переоценить. К сожалению, в прошлом году ушел от нас председатель ветеранской организации Николай Николаевич Привалов. Человек-легенда, такие глыбы и делают систему. До сих пор боль утраты не изгладилась из наших сердец. Но жизнь продолжается, оптимизма мы не теряем. Сегодня ветеранскую ассоциацию возглавил бывший заместитель прокурора области Сергей Григорьевич Елисеев. Будем просить ветеранов, чтобы они и впредь передавали молодым свои навыки. Причем главное не советы, как именно надо надзирать, хотя и это важно. Но законодательство меняется. Нам ценен пример ветеранов, их твердость духа.
    Всем пожелаю крепости духа и несгибаемости в деле отстаивания закона.

   О подходах и прорывах

    - Круг вопросов, которыми занимается ваше ведомство, по сути, не меняется. Меняется ли что-то в подходах решения «вечных» проблем?

    - Подход в обеспечении законности всегда один – увидеть нарушение, если оно есть, качественно разобраться и попытаться его устранить. Это самое главное в нашей надзорной деятельности. Что касается конкретных тем, которыми мы занимались и продолжим заниматься в наступившем году, они да, примерно одни и те же. Это, конечно, в первую очередь защита прав тех граждан, которые сами в силу возраста, здоровья, каких-то других причин сделать этого не могут, либо просто нужен юридический навык. А мы можем помочь человеку актами реагирования.

    Безусловно, это и заработная плата, все социальные вопросы, дольщики, оборонно-промышленный комплекс, ЖКХ. А также надзор за следствием и дознанием, оперативно-разыскной деятельностью, потому что здесь большое поле для возможных нарушений прав участников уголовного судопроизводства. Но это отдельная тема для большого разговора, да, собственно, как и любая другая, которой мы занимаемся. Поэтому действительно набор вопросов тот же самый, разве что с некоторыми нюансами.

     - Вы можете назвать три направления, на которых в минувшем году произошел заметный прорыв?

    - Слово «прорыв» здесь не совсем уместно. Как наша система работает? Я буду прокурором или кто-то другой, исполнитель – Петров, Иванов… Большого значения это не имеет. Система настроена таким образом, чтобы реагировать на нарушения закона. Ну что такое прорыв?

     Допустим, мы организовали какую-то тематическую проверку, к примеру, по земельным правоотношениям. Соответственно в этой сфере выявлено больше нарушений относительно предыдущего аналогичного периода, когда такой проверки не было. Но это не прорыв, а просто планирование работы. Поэтому мы стараемся работать по всем направлениям методично и напряженно.

     Вот насколько мы дорабатываем? Ну, не нам самим себя оценивать. Хотя, конечно, результаты есть. Но, повторюсь, дело не в прорыве, а в постоянной системной работе.

    Куда важнее – предупредить

     - Насколько мне известно, показатели борьбы с коррупцией в регионе несколько снизились. О чем это говорит? Не дорабатываем? Тогда кто конкретно? Количество переходит в качество? Явление уходит в глубокое подполье?

    - А где вы увидели, что у нас показатели снизились? Если вы имеете в виду количество уголовных дел на момент формулировки вопроса, то сейчас это не так - мы идем в уровень с предыдущим годом. Но если все же говорить о цифрах… Вы знаете, далеко не вся работа заключается в декоррупционном уголовном преследовании. Уголовное дело в антикоррупционной борьбе - крайнее проявление этой беды.

     Противодействие коррупции носит комплексный характер и включает в себя систему мер как по уголовному преследованию тех, кто совершил преступления, так и наши превентивные меры, позволяющие минимизировать и ликвидировать последствия коррупционных деяний. В Федеральном законе «О противодействии коррупции» прямо предусмотрено приоритетное применение предупредительных мер.

     И вот на этом направлении в 2018 году прокурорами выявлено более 3300 нарушений антикоррупционного закона. На коррупционность проверено более 5500 нормативных актов и их проектов и выявлено более 700 коррупциогенных факторов. Допустим, кто-то из должностных лиц муниципальных или государственных органов вышел за пределы своих полномочий, принимая то или иное решение. И это необходимо поправлять, чтобы не возникали какие-либо перекосы при исполнении решений, скажем, не было преференций в отношении каких-то организаций, структур либо излишнего администрирования какой-то конкретной тематики.

     Так что никакого снижения нет. Плюсы-минусы – какие-то единички, но это всего лишь погрешности статистики, не более того. В целом работа идет планомерно напряженная.
Конечно, стоит оговориться, что коррупция, как и многие другие явления, носит латентный, скрытый характер. И, к сожалению, реальную картину, только исходя из выявленных правоохранительными органами цифр, составить невозможно. Наверно, необходимы, к примеру, какие-то методики, чтобы планомерно и четко этот срез делать и исследовать. Тем не менее цифры говорят о том, что прокуроры ударно потрудились на данном направлении.

    Что показывает людской барометр?

     - Обращения граждан – своеобразный барометр. С какими чаще всего проблемами идут в прокуратуру жители области? Их сигналы помогают вам в работе или отвлекают внимание от более важных дел? Может, это своеобразное заигрывание с народом?

    - По-вашему, в чем тут может быть заигрывание?

    - Ну, люди пары выпускают.

     - Вот смотрите. Ежегодно в органы прокуратуры поступает 27-28 тысяч обращений. Это серьезнейший срез, на основании которого мы можем анализировать, где, в какой сфере у нас что-то не так. Представьте, пришло 28 тысяч человек, пять тысяч из них сказали: «У нас проблемы в сфере ЖКХ». Описали их так или иначе. Да, не все жалобы удовлетворяются, и не потому, что их разрешить невозможно, а потому что человек ситуацию не так трактует. Тем не менее очень много удовлетворенных обращений по разным сферам. И мы здесь можем анализировать ситуацию и говорить: у нас такие-то проблемы в ЖКХ или в сфере исполнения законодательства о несовершеннолетних. Сгруппировали их и уже можем планировать и назначать в будущем проверки – глубокие, серьезные. Так что обращения граждан не просто некий свисток, чтобы пар спустить, а действительно тот механизм, который позволяет: а) оценить ситуацию, б) повлиять на нее нашими мерами в будущем, предварительно спланировав. Это и является основой анализа состояния законности.

   Проверено жизнью

    - Вы защитили докторскую по теме «Основы правоохранительной деятельности в сфере административной юрисдикции». Вам пригодилась именно калужская практика? Чем вообще вас обогащает научная деятельность, как помогает в повседневной работе?

    - Тема моей докторской диссертации и все, что с этим связано, в том числе деятельность органов прокуратуры, в ней нашло свое отражение и анализировалось. Поэтому калужский опыт, безусловно, учитывался. Поскольку это как раз та история, когда можно конкретно оценить, что происходит, и сделать выводы. Как и в нашей работе. Вот я сказал про жалобы. Мы их изучаем, прогнозируем ситуацию – что может произойти – и планируем какие-то мероприятия. Так и здесь: берется материал, анализируется и делаются выводы. Только они еще имеют характер научности, когда предлагаются некие изменения в законодательстве по структуре, по полномочиям тех или иных органов. Наука не может быть в отрыве от практики, все должно быть взаимоопосредованно: наука служит практике, практика помогает развиваться науке.

     - Вы свое будущее связываете с наукой?

    - Кто знает, как сложится? Не исключено, что когда-нибудь, на пенсии, буду работать в каком-то институте. В том, что я имею этот диплом и являюсь доктором юридических наук, это не только оценка моей квалификации, это более глубокое погружение в профессию, возможность проанализировать происходящие процессы именно в научном ключе и сделать конкретный вывод, что, допустим, мы не можем себе позволить в повседневной очень загруженной текущей деятельности.

     - Логическим продолжением будет мой следующий вопрос о Ягужинских чтениях. Это дань памяти первому генерал-прокурору Российской империи? А какое практическое значение они имеют? Современное законодательство столь стремительно развивается, на какие «артефакты» можно опираться в сегодняшних реалиях?

    - Анализируя деятельность органов прокуратуры в исторической ретроспективе, мы можем реально много увидеть. Прокуратура создавалась исключительно с надзорной компетенцией, и эта компетенция в различные периоды менялась. Были к этому определенные предпосылки: что-то становилось более актуальным, что-то уходило на задний план. И из таких моментов мы можем сделать вывод на сегодня, что у нас осталось, а что, грубо говоря, отвалилось из компетенций, которые когда-то были. Совершенно четко сегодня выкристаллизовалось ядро – это надзор за исполнением законов. Это было всегда, это проверено жизнью. И поэтому что касается тех артефактов и оценки исторической составляющей, мы, те, кто занимается этой тематикой, приходим к выводу: надо укреплять надзорные полномочия органов прокуратуры. Ягужинские чтения помогают это осмыслить с различных точек зрения, прежде всего научных. А у нас в Ягужинских чтениях участвовало большое количество ведущих специалистов в различных отраслях, в том числе по прокурорскому надзору. Отдельно историческую секцию мы посвятили региональному аспекту и жизни Ягужинского. И это в принципе дань тому человеку, который действительно внес свой большой вклад. Ну а в целом чтения, конечно, возможность еще раз с научной точки зрения посмотреть на складывающуюся ситуацию с учетом временной ретроспективы. По результатам Ягужинских чтений у нас издан сборник, а это масса умных мыслей, которые можно использовать в повседневной правоприменительной деятельности.

     - А что получится с усадьбой в Авчурине?

    - Министерство культуры России очень плотно этой темой занимается, в том числе после того как здесь у нас, на Ягужинских чтениях, побывало большое представительство. Сотрудники министерства приезжали, изучали ситуацию, оценивали. Но это уже вопрос не ко мне, а к нашему министру Павлу Александровичу Суслову, к власти. Мое дело обозначить проблему, дело властей ее решить.

     Ягужинский - отчасти наш земляк. Имение в Авчурине он получил в качестве приданого, когда женился. Здесь он построил каменный храм, высадил дубовую аллею ко встрече с Петром Первым. Я уже говорил и не устану повторять: 300 лет это все стояло. Если приведем в хорошее состояние, то не только наши коллеги, но и любой человек придет посмотреть, прикоснуться к истории. Меня, к примеру, это наполняет. Думаю, я такой не один. Тех, кто любит и ценит историю, много. Кстати, в этом уникальность Калужской земли и вообще центрального региона. Не скажу, что в других местах такого нет. Просто везде по-разному. Дальний Восток, откуда я приехал почти одиннадцать лет назад, люди тоже любят и чтут, но он молодой, а здесь корни поглубже.

   Итоги первой пятилетки

     - Александр Юрьевич, вы отработали в Калужском регионе свою первую пятилетку. Понятно, что перед ведомством ставятся общие задачи, русло обозначено. Тем не менее, когда приходит новый руководитель, он хочет внести что-то свое. Все ли удалось из задуманного?

     - Умение объективно оценить свою деятельность – это, наверно, редкий дар. Но по крайней мере попытаться сделать это критически, сказав, что-то вышло, что-то нет и к чему еще предстоит стремиться, дорогого стоит само по себе. Отвечая на ваш вопрос непосредственно, скажу: еще много чего не сделано. В некоторых вопросах были и ошибки, к примеру, организационные, за какими-то конкретными ситуациями мы недосмотрели, а что-то неплохо получилось. В частности, по выплате заработной платы хоть и остается большая проблема, но прокуроры настолько глубоко сегодня погружены в нее, что разбуди ночью любого из них, кто в этой теме задействован, расскажут, где какой работник сколько денег не получил. Может, кто-то даже спасибо скажет, что пришел прокурор на предприятие, образно говоря, погрозил директору, и человеку в этот же день или на следующий выплатили заработную плату. Такое тоже есть. Кончено, надо, чтобы эта проблема вообще не звучала в нашем регионе. Хотелось бы также, чтобы тема дольщиков была закрыта. Мы прилагаем к этому максимум усилий. Если мы видим, что где-то имеются нарушения и продолжаются жалобы граждан, говорим: тема не закрыта, значит, в этом в том числе есть и наша недоработка, несмотря на большое погружение.

   На повестке дня

    - Какие приоритеты в работе прокуратуры вы определили на 2019 год?

    - В первом полугодии особое внимание будет уделено исполнению законодательства при содержании жилищного фонда, предоставлении коммунальных услуг. Одним из приоритетных направлений остается профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, а также преступлений, совершенных в отношении них. Это и соблюдение законодательства в сфере безопасности дорожного движения, и исполнение миграционного законодательства.
 
     По результатам прокурорских проверок восстановлены нарушенные права заявителей по каждому четвертому обращению.
    В прокуратуре организован ежедневный личный прием граждан, работают «телефон доверия», выездная мобильная приемная прокурора области, в том числе в отдаленные районы.

     Выездные приемы в населенных пунктах систематически проводят городские и районные прокуроры, в том числе совместные приемы с главами администраций муниципальных образований, а также встречи с трудовыми коллективами и учащимися образовательных учреждений.

Важно

В 2018 году выявлено более 3300 (в 2017-м – 3385) нарушений Федерального закона «О противодействии коррупции», по актам прокурорского реагирования к дисциплинарной ответственности привлечено более 830 (746) должностных лиц, по постановлениям прокуроров привлечено к административной ответственности более 80 (73) человек. Прокурорами на коррупциогенность проверено более 5500 нормативных актов и их проектов (АППГ - 5567), выявлено более 700 (780) коррупциогенных факторов. По результатам прокурорского вмешательства нормативные правовые акты и их проекты приведены в соответствие с требованиями законодательства. Особое внимание уделялось вопросам соблюдения запретов и ограничений по службе, недопущения конфликта интересов, соблюдения обязанности по предоставлению сведений о доходах и расходах. Ряд должностных лиц, допустивших грубые нарушения антикоррупционного законодательства, были уволены с занимаемых должностей в связи с утратой доверия. Правоохранительные органы ориентированы на выявление значимых преступлений, связанных с получением взяток. В 2018 году выявлено 40 таких преступлений, что сопоставимо с 2017 годом. При этом число выявленных фактов мелкого взяточничества (не более 10 тыс. рублей) сократилось почти вдвое – с 71 до 33. В прошлом году в соответствии с позицией государственных обвинителей судами области вынесены приговоры в отношении более 70 лиц, при этом по делам данной категории оправдательные приговоры не выносились. В администрации губернатора области создано отдельное подразделение, которое занимается вопросами профилактики коррупции.

Нет комментариев

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий
Поле имя обязательно для заполнения Поле сообщение обязательно для заполнения Не подтверждено согласие
Ваш комментарий добавлен
Поделиться публикацией