Выстрелы в редакции

Алексей ГОРЮНОВ
15.01.2021 14:55
30 лет назад в своём кабинете был убит редактор калужской газеты «Знамя» Иван Фомин.

    Подробности раскрытия резонансного преступления, о котором в начале 1991 года сообщали главные газеты и телеканалы страны, вспоминает ветеран уголовного розыска Александр Васин. С 1991 по 1996 годы он работал в отделе по раскрытию убийств и принимал непосредственное участие в расследовании этого уголовного дела.

Фомин.jpg

   Квартирный вопрос

    - Преступление было совершено в пятницу 11 января, - рассказывает Васин. – Рабочий день в разгаре, почти весь коллектив редакции находился на месте, в здании были посетители. Поэтому переполох поднялся очень большой. В милицию о случившемся сообщили практически сразу - стрельба в газете «Знамя». На раскрытие таких громких преступлений бросают всех свободных сотрудников. В тот день у Дома печати скопилось множество служебных машин, на месте работала большая группа оперативников уголовного розыска и других милицейских служб. Быстро установили фамилию убийцы – Воронцов. Жил он в семейном общежитии на улице Болотникова.

   45-летний Владимир Воронцов был уроженцем Москвы, но после трёх судимостей за тяжкие преступления был выслан из столицы за 101-й километр. Осел в Калуге, работал плотником на местном деревообрабатывающем комбинате. Что же заставило его взять в руки оружие?

    На первых допросах подозреваемый заявил, что его преступления носят политический характер и вызваны давней ненавистью к коммунистам. Впоследствии именно эта версия активно тиражировалась в СМИ. Однако, по мнению сотрудников уголовного розыска, главной причиной, толкнувшей Воронцова на убийство, стал банальный жилищный вопрос. Проживая в семейном общежитии, он очень хотел получить отдельную квартиру. По этому поводу постоянно ходил на приёмы и засыпал жалобами различные инстанции, в том числе и редакцию областной газеты «Знамя».

    Принятые по его обращениям меры бывшего уголовника не удовлетворили, поэтому к решению своей проблемы он подошёл радикально. Из купленного ранее двуствольного охотничьего ружья изготовил обрез, вместе с патронами сложил его в портфель-дипломат и отправился разбираться со своими обидчиками.

   Хотел запугать журналиста

    Обычный посетитель, от которого никто не ожидал ничего плохого, вошёл в редакцию «Знамени» в третьем часу дня. Лишь перед дверью главного редактора он достал из дипломата обрез, зарядил его, а горсть патронов положил себе в карман.

    Позже в беседе с оперативниками Воронцов пояснил, что рассчитывал испугать главного редактора. Но тот повёл себя совсем не так, как ожидал преступник. Не дрогнул при виде направленных на него стволов, стал успокаивать взвинченного мужчину и убеждать его не совершать необдуманных поступков. Не помогло.

    Первым выстрелом злоумышленник разбил телефонный аппарат на столе. Вторым попал в хозяина кабинета. Несмотря на полученную рану, Иван Иванович смог подняться на ноги. За это время убийца успел перезарядить обрез и выстрелил в Фомина ещё раз. Полученные редактором ранения были несовместимы с жизнью.

    На звуки выстрелов в кабинет вбежал фотокорреспондент газеты Геннадий Головков. При виде вооружённого человека он отпрянул и захлопнул перед собой дверь, через которую Воронцов произвёл свой четвёртый выстрел. Пуля угодила в ногу фотокора. Пол в кабинете и приёмной залила кровь.
В начавшейся суматохе убийца покинул редакцию. Но он допустил одну серьёзную ошибку – забыл в кабинете жертвы свой портфель с патронами. Он-то и помог оперативникам сразу выйти на след подозреваемого.

   Преступника выдала газета

    - На месте преступления было очень много крови, - вспоминает ветеран. - Безусловно, наше внимание сразу привлёк дипломат с патронами. Но самой главное, в нём лежала газета, на первой странице которой была указана фамилия - Воронцов. Таким образом мы установили подозреваемого и поняли, что проживает он в общежитии. Дело в том, что в общежитиях тогда не было почтовых ящиков. Фамилию подписчика просто писали на самой газете и складывали их в стопку на вахте, чтобы люди сами разбирали свои экземпляры.

    О забытом дипломате Воронцов вспомнил слишком поздно, когда возвращаться за ним уже не имело смысла. Эта счастливая случайность, возможно, сохранила жизни нескольким калужанам, так как преступник составил целый расстрельный список из людей, на которых он затаил обиду.

    После бойни в Доме печати в кармане у злодея оставалось всего два патрона. Тем не менее мстителя это не остановило. Через полтора часа он вошёл в административное здание деревообрабатывающего комбината и открыл огонь по председателю профкома Анатолию Калужскому. С тяжёлыми ранениями пострадавший был доставлен в больницу.

    Только расстреляв все патроны, Воронцов из уличного телефона-автомата позвонил в областное УВД и объявил о том, что идёт сдаваться. Сделал он это не из-за раскаяния или мук совести. Просто человек понимал, что иного выхода нет. По фамилии на газете и отпечаткам пальцев на дипломате найти его не составит большого труда. Вскоре после этого убийца был задержан сотрудниками милиции.

   Расстрельный список

    В ходе расследования Воронцов не стал скрывать своих планов. Выяснилось, что в редакцию «Знамени» он пришёл не сразу. Сначала обвиняемый направился в обком КПСС, но милицейский пост на входе в здание отпугнул его и вынудил искать менее защищённые цели. Доморощенный террорист рассказал, кого ещё планировал убить за несправедливое, как он считал, отношение к его просьбам.

    Так, по дороге из редакции Воронцов навестил одну из квартир над магазином «Кругозор» на улице Ленина. Там проживал человек, выбранный им в качестве следующей жертвы. Но дверь открыла женщина с детьми, и преступник «из гуманных соображений» не стал реализовывать план мести. Впоследствии, при проверке показаний на месте происшествия, выяснилось, что он просто ошибся квартирой.

    После этого он зашёл в дом с колоннами на той же улице, но и там не застал своего обидчика. Лишь такая цепочка случайностей помогла избежать новых жертв.

Воронцов.jpg    В марте 1992 года суд приговорил Владимира Воронцова к высшей мере наказания. Три года спустя приговор был приведён в исполнение.

Фото из архива редакции.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика