Когда крепости сдаются

Людмила СТАЦЕНКО
07.06.2019 14:00
Ночная «подработка» обернулась для налётчиков из Таджикистана длительными сроками в российской тюрьме.

    Алабай, закрытый на ночь в вольере, надрывался лаем. Обычно сторожевая подавала сигнал голосом, реагируя на посторонних, бывало, и на ежа, на лису – участок примыкает к лесу. Ну, пошумит и успокоится. На сей раз четвероногий охранник вел себя крайне беспокойно, это бросилось в глаза хозяевам, но не насторожило.

    Впрочем, в то июльское воскресенье ничто не предвещало беды – ничего особенного и подозрительного не происходило, чужих поблизости не наблюдалось – дом находится в своеобразном «аппендиксе», несколько изолированно, так что посторонний сразу привлечет внимание.
Слишком поздно станет ясно, что собака пыталась добросовестно выполнить свою защитную функцию, но замок ей этого не позволил…

   Тылы не прикрыты

    Разбойное нападение на дом предпринимателей, совершенное в июле 2017-го в селе Учхоз Дзержинского района и вызвавшее большой резонанс, похлеще любого боевика. Реальность всегда страшнее!

    Злоумышленники днем «не отсвечивали». Девять человек приехали на двух машинах вечером, остановились в лесополосе и стали наблюдать за домом по всем правилам конспирации.

    Меж тем обитатели домовладения жили своей привычной жизнью: а это три поколения – старшее, среднее и младшее, всего шесть человек. Вечером они разошлись по своим спальням, 19-летняя Ирина Кортикова (имена и фамилии всех фигурантов изменены) припозднилась, досмотрев сериал, почти в час ночи потушила свет. Это стало сигналом для налетчиков.

    Дом не был крепостью, наверно, обратное полагали его хозяева. Со стороны леса не капитальный забор, а просто металлическая решетка, к лесу вели две калитки, которые закрывались… на веревку. В общем, тылы не прикрыты. Не безалаберность это, просто далеко не все морально приспособлены жить в повышенной боеготовности – не прифронтовая ведь полоса, а безмятежная глубинка. Хотя сам дом был укреплён – на окнах решетки, их не поставили только на окнах и двери, ведущих на балкон верхнего, казалось бы, неприступного этажа.

    Слабыми местами и воспользовались преступники.

   Лица особо и не прятали

    Во втором часу ночи 44-летняя Светлана, расположившись с дочерью и пятилетним сыном в комнате в самом низу, услышала странный шум – на третьем этаже прыжки и топот, а затем быстрые шаги. Никого из семьи там не могло быть: муж спал также на первом этаже, лег отдельно, чтобы утром никого не беспокоить – собрался ехать в Москву, мать–пенсионерка – этажом выше, отец и вовсе в летнем домике. Женщина побежала в комнату к мужу: «Сергей, к нам кто-то залез!»

    Никто не мог реально в тот момент оценить обстановку: кто, сколько непрошеных гостей, зачем? Злоумышленники и делали расчет на внезапность и стремительность. В дом они проникли через балкон, приставив лестницу и выломав дверь.

    Муж ринулся наверх, а жена вернулась к детям, захлопнула межкомнатную стеклянную дверь, но один из нападавших (их оказалось несколько) разбил стекло лопатой. Попытка воспользоваться телефоном была напрасной – мужчина вырвал айфон из рук дочери и бросил об пол, а потом, замахиваясь лопатой, с азиатским акцентом скомандовал: «Не выходить из комнаты! Тихо, тихо! Лежать!» Сопротивляться было опасно и бесполезно. Но когда южанин через минуту выбежал из комнаты, Светлана вышла следом и увидела, как на мужа набросились сразу двое.

    Минутами раньше Сергей, после того как жена разбудила его криком, направился по лестнице вверх. На втором этаже закричала теща, а в гостиной он увидел человека с непонятным предметом в руках. «Стой, стрелять буду!» - угрожал незнакомец.

    Сергей развернулся и устремился вниз, в подвал, где хранилось ружье. Однако сейф открыть он не успел – на него напал азиат, вооруженный баллонным ключом, следом подтянулись еще двое.

    Мужчина отчаянно сопротивлялся, он смог отнять у одного из них монтировку, и нападавшим справиться с ним не удавалось. А потом прибежал четвертый и, приставив к горлу штык лопаты, прокричал: «Бросай монтировку и выходи, иначе зарежу!» Этот не мялся, как другие, действовал более решительно. Угроза была реальная, к тому же преступники уже сняли медицинские маски. У Сергея мелькнула мысль: его решили убить, раз уж показали свои лица. Но страшнее всего было за родных. Ведь никто не мог предсказать, как будут дальше развиваться события, даже сами преступники.

    С. Кортикова вывели из подвала в прихожую. Мужчина постарался подойти поближе к шкафу, где у него лежали метательные ножи. От Сергея потребовали лечь на пол. Налетчики что-то обсуждали на своем языке, чуть ослабив бдительность. В этот момент Кортикову удалось схватить нож, и он с ним стал отступать к двери.

    Силы были неравные: четверо против одного. Сергей метнул нож и промахнулся, в ответ в него полетела лопата, но тоже мимо. Выбежав на улицу, мужчина сначала устремился к воротам, потом развернулся, решив прежде спустить собаку, которая находилась в противоположной стороне двора, но там оказались еще два чужака. Ему снова пришлось бороться, пока кто-то сзади не ударил чем-то тяжелым по голове, после чего Сергей потерял сознание.

   Не оставляя шансов

    Каждый обитатель дома получил в ту ночь свою порцию ужаса.

    Нина Васильевна Лосева, 1949 г.р., также проснулась от грохота и вышла в коридор на крики дочери Светланы. А там неизвестный в медицинской маске, он замахнулся на нее отверткой, поцарапав щеку, и прошипел: «Тихо!» Пенсионерка от удара в грудь упала. Через мгновение, вспомнив о телефоне, развернулась в комнату, к тумбочке. Но куда ей было состязаться с молодым и прытким грабителем! Он отнял у нее телефон и разбил об пол. «Убью!» - угрожая отверткой, стал требовать денег. Когда женщина отдала ему стопку купюр (130 тысяч рублей), тот оставил ее в покое.

    И Светлана готова была все отдать.

    - Что вы хотите? Возьмите карточку, ключи от машины, - предлагала она бандитам.

    – Нет, давай деньги!

    Пока злоумышленник пересчитывал деньги (270 тысяч), женщина успела выбежать на улицу. Светлана попыталась открыть вольер и увидела на земле отца, а рядом человека с лопатой. Потом удар по голове, и женщина отключилась.

    Может, двадцать, тридцать минут длился весь этот кошмар. Баталии разворачивались одновременно на нескольких площадках. Что произошло с главой семейства Игорем Анатольевичем Лосевым, сам он уже рассказать не смог, это было установлено в ходе следствия.
На женские крики о помощи пенсионер только вышел из летнего дома, как на него набросились с лопатой и металлическим прутом налетчики, остававшиеся на улице. 69-летнего мужчину били куда придется, но чаще по голове, вернее, его убивали. На следующие сутки, не приходя в сознание, пожилой человек скончался в реанимации – на спасение шансов не было.

   Жить как-то дальше

    Нина Васильевна оправилась от шока, когда в доме все стихло. Но тишина была гнетущая. Дочери она недокричалась и выбежала на улицу. Там сначала увидела скорчившегося зятя, дальше, возле крыльца летнего домика, лежал муж – без признаков жизни. Света на зов не откликалась, и обнаружила ее мать не сразу, к тому моменту женщина успела позвонить родственникам.

    Жизнь в этой семье разделилась на до и после. Отца похоронили. Светлана чудом осталась жива, но ей был нанесен тяжкий вред здоровью, пришлось долго лечиться, мужу повезло чуть больше. И потянулось непростое время, когда надо было не только прийти в себя, но и дождаться, чтобы учинившие весь этот кошмар виновные оказались в руках правосудия.

    Расследование легким быть не обещало, хотя бандиты изрядно наследили – побросали маски, орудия преступления, оставили «пальчики», следы обуви, окурки…

   «Гнилой» человечишко

П    о всем, даже первичным, признакам было ясно: разбойное нападение на дом предпринимателей тщательно готовилось. Злоумышленники знали об уязвимом месте на третьем этаже и где взять лестницу.

    Под подозрение попал один из азиатских гастарбайтеров, живущих и работающих в Учхозе. С представителями южной республики у местных, в общем-то, никаких конфликтов не было: первые нуждались в заработке, для чего, собственно, и приехали в Россию, россиянам нужны были рабочие руки, помощь на участках.

    В начале весны 2017-го соседу Лосевых-Кортиковых понадобилось спилить дерево. Нина Васильевна присоветовала разнорабочих, которые нередко выручали и ее саму, а также знакомых.

    Чтобы спилить дерево, лестницу помощники как раз брали у Лосевых, конечно, с разрешения хозяев: выносили со двора, потом ставили на место, в общем, знали, где она хранилась. Работали у соседа пару дней, а забирал их потом некий Саид. Парковался на машине рядом. С улицы по весне, пока не распустилась зелень, очень хорошо просматривался балкон, на нем единственном не было решетки.

    Об этом Саиде, курсирующем между столицей и нашим регионом в поисках работы, довольно нелестно отзывались его же земляки, которым было известно, к примеру, что он недолюбливал Нину Васильевну, поэтому сам у нее в последнее время не появлялся. А еще Саид был жаден до денег и обманывал своих же, мог себе больше втайне отсчитать. «Гнилой человек, может совершить любую подлость», - такой характеристикой наградили его товарищи.

    Он и стал наводчиком на дом предпринимателей, а также участником нападения. Правда, это еще предстояло доказать. Подозреваемого задержали по «горячим следам», но свою причастность к преступлению он отрицал, вину ни в ходе следствия, ни потом на суде не признал.

   Москва словно мёдом мазана

    Раскрыть дерзкое и жестокое преступление – применю штамп – стало делом чести калужских правоохранителей. Отлично сработали оперативные сотрудники, установив несколько телефонов, которые позиционировались от Москвы до Калуги, а затем, по видеокамерам, и машины, на которых перемещались преступники. От автомобилей и телефонов и начали разматывать клубок. Правда, вскоре выяснилось, что несколько налетчиков уже на следующий же день после преступления улетели в Таджикистан, домой, на одном самолете.

    Кропотливая работа шла по всем направлениям во взаимодействии с уголовным розыском региона и Московского Главного управления. Через некоторое время злоумышленники вернулись в столицу, рассчитывая раствориться в мегаполисе. Но при пересечении границы об их появлении стало с помощью технических средств известно правоохранителям, таким же образом смогли установить фактическое местоположение трех подозреваемых. Их задержали бойцы Росгвардии по всем правилам блокбастера: под утро, взяли внезапно и тепленькими. Это произошло в феврале 2018-го.

    Взять-то взяли, но подозреваемые, частично признавая под уликами свою вину, соучастников не выдавали. Не получалось какое-то время установить остальных фигурантов. Казалось, следствие зашло в тупик. Следователь по особо важным делам регионального управления СКР Александр Топильский не скрывает, что и чувство отчаяния ему знакомо, но профессиональная злость не давала расслабиться. Проделано много аналитической работы: изучены все созвоны между фигурантами, что позволило установить, как они координировали действия. Много важной информации дали соцсети. При штудировании круга друзей и знакомых вышли на главаря. Как оказалось, на фото, размещенном в соцсети, он был в той же одежде, что и в момент совершения преступления. Проведено почти 30 различных судебных экспертиз, в том числе генетическая, результаты которой явно указывали на причастность к разбою задержанных.

   Язык развязался

    Четверо из девяти нападавших находились под замком. Следствие хоть немного и буксовало, натыкаясь на сопротивление, выражавшееся в молчании фигурантов, но все же двигалось вперед. И тут один из задержанных, Атакул Хабибов, выразил желание заключить досудебное соглашение о сотрудничестве. В чем-то благодаря ему был установлен и задержан еще один, пятый, обвиняемый.

    Но Хабибов начал свою покаянную исповедь не потому, что замучила совесть, он просто спасал свою шкуру.

    Как было установлено судебно-медицинской экспертизой, рубленые раны на голове погибшего были причинены лопатой. И по показаниям потерпевших следовало, что кто-то из налетчиков больше всех орудовал этим предметом. Дополнительная экспертиза показала, что троих потерпевших во дворе дома били одной лопатой, ею был вооружен Хабибов. В общем, Атакулу светило по полной – по ч. 2 ст. 105 вплоть до пожизненного, а у него в Таджикистане семья. Вспомнил! В расчете на меньший срок и пошел на сотрудничество.

   Гости незваные, но придётся задержаться

    Следствие доказало, что разбойное нападение и убийство совершено организованной преступной группой. Ее главарь через своих знакомых подыскивал подходящую информацию об объекте совершения преступления. Такую наводку и дал Саид.

    Практически все фигуранты были знакомы, большинство из них на территории России находились нелегально. Кого-то неоднократно выдворяли из страны, но они вновь устремлялись сюда на заработки. Чем промышляли?

    Все члены орггруппы добровольно согласились действовать по заранее разработанному плану, знали, на что идут, каждому была определена своя роль.

    До места нападения налетчики добрались на двух машинах (одну взяли в прокате). По пути в строймагазине запаслись перчатками, монтировкой, гвоздодером, отвёрткой – каждый взял себе по инструменту на выбор. Что произошло далее, вы уже знаете. За ночную «работу» получили по 20 тысяч рублей, все остальное главарь прикарманил.

    - Пять членов преступной группы получили свои сроки – от 9 до 12 лет колонии строгого режима, Атакул Хабибов – 14 с половиной лет, со штрафом в размере от 80 до 120 тысяч рублей. С них также должно быть взыскано более 4,5 млн рублей в возмещение материального ущерба и компенсации морального вреда, - подводит итог Александр Топильский. – Главарь скрывался в Арабских Эмиратах, в Турции, сейчас, по последней информации, находится в Таджикистане, как и остальные участники преступной группы, личности их установлены. Но Таджикистан своих граждан не выдает. Мы планируем направить уголовное дело туда, чтобы там осудили преступников.

Важно

Когда следствие практически было завершено, к руководству регионального управления СКР обратились потерпевшие - поблагодарили за хорошо проделанную работу. Следователь по особо важным делам Александр Топильский был представлен к ведомственной награде. Правда, Александр Николаевич на мундир знак отличия «За службу закону» до вынесения окончательного приговора крепить не стал, считает – в деле должна быть поставлена последняя точка.

Поделиться публикацией