Если кто-то честно жить не хочет

Людмила СТАЦЕНКО
26.04.2019 16:39
7 мая - 100 лет уголовно-исполнительным инспекциям России.

    Вековая биография этого подразделения ФСИН началась с бюро принудительных работ, впервые созданных при губернских и областных отделах юстиции. Тогда же на новые учреждения были возложены контрольно-надзорные функции в отношении осужденных к наказанию, не связанному с лишением свободы.

    Немало изменений произошло за сто лет. Подразделение переименовывалось, переходило из одного ведомства в другое. Очередная существенная реорганизация произошла в 2011 году, в результате которой в каждом регионе было образовано единое федеральное казенное учреждение «Уголовно-исполнительная инспекция» с подчиненными ему филиалами. В нашей области 8 межмуниципальных филиалов и отдел исполнения наказаний в Калуге. Накануне юбилея поговорим о дне сегодняшнем службы с начальником УИИ области Еленой Сёминой.
На пути гуманизации

    - Елена Викторовна, что назовете главной приметой последних лет в деятельности вашего подразделения?

    - В настоящее время большое внимание уделяется развитию альтернативных видов наказания, не связанных с лишением свободы, поэтому все больше по учетам проходит таких осужденных. Если раньше в среднем это было 4,5 тысячи человек, то по итогам прошлого года уже более 6 тысяч лиц осуждено к наказаниям, не связанным с лишением свободы. Среди наших основных функций кроме контроля и надзора за осужденными - профилактика совершения правонарушений и преступлений среди подучетных, оказание социальной помощи нуждающимся в ней.

    - О какой конкретно помощи идет речь?
  
    - При постановке на учет с каждым осужденным беседуем. Специально разработан опросный лист, при помощи которого сотрудник может выяснить, какие существуют проблемы: в трудоустройстве ли, в оформлении ли документов, а есть такие, кому негде жить.

    Исходя из ситуации для оказания адресной помощи конкретному человеку по его конкретной просьбе сотрудники на своем уровне взаимодействуют с центрами занятости, со службами социальной направленности. Центры занятости, к примеру, ежемесячно дают нам список вакансий вплоть до того, у кого есть рабочие места с предоставлением жилья. Тесно сотрудничаем с руководством муниципальных образований и находим понимание.

    - С какого рода проблемами вам чаще всего приходится сталкиваться?

    - На самом деле конкретных проблем по исполнению нормативных документов очень мало. Больше возникает вопросов с теми, кто состоит на учете. Сами понимаете, когда человек находится в местах лишения свободы, в замкнутом пространстве, с ним работать намного проще, чем с тем, кто проживает у себя дома и имеет определенные ограничения в перемещениях. И здесь идет живая работа, чтобы проконтролировать, вовремя ли он пришел, не совершил ли административное правонарушение. К каждому надо найти индивидуальный подход. Кто-то с первого раза понимает, что нужно поступать так, а не иначе, он осужден и потому обязан соблюдать требования судебного решения. К тем, кто не понимает, применяются меры профилактического характера.

    - Беседы?

    - Не только. По каждому виду наказаний существует перечень нарушений, за которые сотрудник имеет право вынести предупреждение, направить материалы в суд для решения вопроса о возложении дополнительных обязанностей либо установлении дополнительных ограничений, либо по условно осужденным продлить испытательный срок.

   Технический прогресс в помощь

    - Насколько «популярна» у нас в регионе такая мера пресечения, как домашний арест?

    - Мы, конечно, не сравнимся с Москвой, Санкт-Петербургом. В среднем за год проходит около 40 человек, находящихся под домашним арестом. И не во всех районах данная мера применяется, в основном в Калуге, Обнинске, Дзержинском, Жуковском, Малоярославецком районах. Это решают суды. Домашний арест – альтернатива заключению человека под стражу, при которой устанавливается определенный перечень ограничений и запретов. В зависимости от него сотрудник осуществляет контроль.

    - С помощью электронного браслета?

    - Естественно, ко всем, кто находится под домашним арестом и кто ограничен в свободе, в настоящее время применяются электронные средства надзора и контроля, с помощью которых мы отслеживаем все перемещения.

   Труд – в наказание и во благо

    - Вам практически стопроцентно удается трудоустроить осужденных к исправительным и обязательным работам. Но какой ценой? Чувствительно ли такое наказание?

    - Гражданские люди обычно путают эти два понятия, а разница большая. Обязательные работы – это общественно-полезные работы, которые осужденный отбывает в свободное от трудовой и учебной деятельности время до четырех часов в день. У нас есть перечень организаций, в основном это МУПы, куда они отправляются отбывать наказание: занимаются благоустройством территории. Человек никакого денежного вознаграждения не получает. И это наказание назначается в часах – не менее 12 в неделю осужденный должен отработать. Если допустил нарушение, ему выносится предупреждение, материалы направляются в суд. Более двух раз не вышел на работу – суд рассматривает вопрос о замене обязательных работ на лишение свободы. И такие судебные решения имеются. Да, сроки даются небольшие – 15-20 дней, но отбывают их в колонии-поселении.

    Исправительные работы – другой вид наказания. Осужденный должен быть официально трудоустроен, с его зарплаты производится удержание в доход государства в установленном решением суда размере. И вот здесь уже возникают вопросы. Когда существовала одна форма собственности, было не столь проблематично включить в перечень предприятия, куда можно отправить человека отбывать наказание. Если раньше такой перечень состоял из 114 предприятий, то на сегодняшний день их всего 18. И на них нет квотирования рабочих мест.

    В общем, сейчас не очень охотно берут на работу, поскольку большая часть лиц, кому назначаются исправработы, это осужденные за неуплату алиментов, чаще всего асоциальные личности – неработающие, злоупотребляющие спиртным, склонные к совершению правонарушений. Но опять же, если они допускают нарушения, инспектор выносит предупреждение, направляет материалы в суд для решения вопроса о замене наказания на лишение свободы. Такие представления суды удовлетворяют.

    - Действительно ли армию осужденных к обязательным работам значительно пополняют водители - любители выпить за рулем?

    - Как только ввели уголовную ответственность за повторное нарушение ПДД и начали применять данную норму, по статье 264.1 УК РФ было вынесено много приговоров. У нас на учете стояло порядка 200 человек, кому за пьяное вождение назначили обязательные работы и лишение права управления транспортным средством. Сейчас наблюдается некоторый спад. И те, кто состоит на учете, все-таки стараются не допускать нарушений. Наказание в виде обязательных работ они уже отбыли, но на учете остаются, поскольку на три года лишены водительских прав. Впрочем, есть и такие, кому сложно удержаться не сесть за руль. Но мы сотрудничаем с Госавтоинспекцией и регулярно проводим сверки лиц, допустивших нарушения, чтобы своевременно принять меры.

    Сейчас широко используется фотовидеофиксация правонарушений. Поначалу было сложно: осужденный говорил, что не он сидел за рулем, он только является владельцем автомобиля. В настоящее время определена такая практика: к ответственности привлекаем, выносим постановление о незачете времени. Это является сдерживающим фактором.

    - С гуманизацией уголовного наказания нагрузка на ваших сотрудников только возрастает, при этом 70 процентов личного состава – женщины. В чем черпаете силы и резервы? 

    - Это только внутреннее убеждение сотрудников, за что я им очень признательна. Практически все – альтруисты, трудоголики, это дорогого стоит. Они ответственны и порядочны, знают, что если пришли в эту систему, надели погоны, то должны с достоинством выполнять свои должностные обязанности, отвечать за порученное им дело. Коллектив наш стабилен. Мы – одна команда.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика